Пять минут до, десять - после [Гретель]


#1

  Резкий и холодный, пропитанный ядом скверны ветер бьет по лицу, рвет в стороны края свободной мантии и треплет гриву волшебного крылатого скакуна, на котором пикирует вниз волшебница кель’дорай. Жесткий и сосредоточенный взор направлен на группу орочьих колдунов, что творят свои темные дела внизу. Ни Гретель, ни ее конь не обращают внимания на грохот взрывов и крики, доносящиеся с земли. Первая к этому уже привычна. Второй не способен на испуг физически. Противники оказались сильны. В первый заход, когда Лофвир пронес свою хозяйку над кругом чернокнижников, орки сумели отразить магическую атаку Гретт. Защитились и во второй, ответив целым градом смертоносных сфер из энтропического пламени.

Времени на защиту уже не было, но ум и инстинкты юной эльфки были остры. Гретель сделала единственное, что могло спасти ее в этот момент. Мысленно приказала коню-аберрации чуть развернуться и принять все атаки на себя. Лишенный разума и чувств призывной зверь никак не отреагировал, когда расцветающие ядовито-зелеными вспышками сферы врезались в его тело, оставляя ужасные раны и прорехи откуда тотчас заструились голубоватыми ручейками потоки арканной энергии, из которой скакун и состоял. Лофвир мгновенно лишился обеих передних ног, левого крыла и части груди. Он камнем рухнул вниз, увлекая за собой всадницу.

  Следующие несколько секунд растянулись для Гретель в долгие минуты. Адреналин небывалым приливом хлынул в кровь, обостряя чувства до предела и замедляя в восприятии эльфки все происходящее. Отчаянно борясь за спасение, волшебница почти сорвала пряжку с ремня, которым была пристегнута к седлу. Теперь она падала отдельно от уже начавшего рассыпаться туманной дымкой Лофвира. Взгляд заметался по земле, скалам, колдунам внизу. В последний момент уцепился за массивные леса, куда была свалена огромная груда бомб. Резко выбросив руку в нужную сторону, кель’дорай сотворила заклинание, толком не успев даже скоординировать параметры. Не было времени, посему оставалось только надеяться на удачу и собственные умения. Исчезнув в сине-пурпурной вспышке телепорта, Гретт оказалась именно там, где желала, на лесах с бомбами. Ей повезло. Теперь можно перевести дух на пару минут, пока колдуны подтянутся и попытаются достать ее. Ведь они не могут быть настолько глупыми чтобы обстреливать ее прямо рядом со взрывчаткой! Даже если это орки.

Но увиденное, когда Гретт все-же бросила взгляд вниз, заставило ее испуганно и ошеломленно округлить глаза. В последнюю секунду в них отразились летящие к ней и бомбам пламенные сферы. В последнюю секунду волшебница сумела расслышать крик летящего на подмогу Кундарта. В последнюю же секунду она запустила руку в карман, крепко стиснув в кулаке самое последнее средство, что могло ее спасти.

  Это был небольшой бледно-фиолетовый камешек. Транслокационный кристалл, принадлежащий некогда Модере. Символ предательства. Украденный у Верховной чародейки ключ от “Дома Тайн”, субпространственной тюрьмы, места где в прошлом и случилась история, поставившая почти весь изначальный состав “Сокрытой Грани” в положение вне закона. Вне закона бы оказалась и Гретт, узнай бы хоть кто-то, что и она оказалась завязана в давешнем мятеже, что эта вещица хранится у нее. Но сейчас иного выбора не было.

  Никто уже не заметил за одной яркой и слепящей вспышкой другую, в которой исчезала, спасаясь от чудовищного взрыва волшебница. Задевшее груду бомб пламя чернокнижников запустило цепную реакцию, подрывая их одну за другой. Леса, самих колдунов, даже часть горы, у которой они находились, попросту растерло ударной волной пыль. Лишь здоровенный оплавленный кратер исходящий дымом, вот и все что осталось. Таков был конец пути для Священного Дракона. Как сочли ее соратники, оставшиеся воевать с демонами в Танаане…

  Но все-же, Гретель опоздала. Опоздала совсем немного, на какую-то долю секунды, чего хватило чтобы ее успело задеть самым краешком намечающегося взрыва.

  Жар. Его сменяет ледяной холод, такой пронизывающий, какого нет даже в самых суровых уголках Нордскола. И темнота, перед глазами ничего кроме стелящейся черным шелком пелены. Сколько это длилось? Час? Два? Может сутки? У Гретель не было ответа, в этот миг она даже не осознавала себя, блуждая меж осколков воспоминаний прежней жизни. Прежней? Почему-то эта мысль ужаснула ее. Она показалась жуткой, неправильной, неестественной. Темнота на миг отступила, позволив узреть происходящее поблизости. Отчего-то со стороны, словно ее заключили в парящий над землей воздушный шарик. Огромный зал, украшенный знаменами с чародейским оком и два пятна внизу. Темное – изломанное тело на полу. И светлое, склонившееся над первым, оно казалось смутно знакомым. После нескольких безуспешных попыток растерянный разум дал подсказку. Имя - Ирисфиль. Жрица. Они были близки. Были друзьями. Семьей. Верно! Гретель схватилась за это воспоминание как за спасительную соломинку, чувствуя, что иначе, посмей она сдаться и вновь позволить себе вернуться в бесконечный сумрак, ее утянет прочь. В такое место, где нет ничего хорошего и откуда уже не выбраться. Одно за другим на память приходят имена: Валесиана, Ирисфиль, Неланир, Кайен, Айрэйс… самое важное имя, которое дарит тепло измученной хладом близящейся смерти душе – Арсилиона.

  Этот теплый огонек, разгоревшись в сердце, отгоняет тьму прочь. Имена близких друзей не дают Гретель забыть о том, кто она такая. Не дают ей забыть о своей цели на земле. Сознание рывком возвращается в истерзанное, находящееся на грани гибели тело. И на Гретель тотчас же обрушивается множество новых ощущений. Болезненных, но эта боль кажется притупленной. Тепло и легкое покалывание в коже, которое эльфка чувствует даже сейчас, когда половина костей ее переломана, никуда не исчезают. Открыв полуослепшие глаза, волшебница видит чистый и яркий Свет, что изливается на нее сверху. И озаренное улыбкой облегчения лицо юной жрицы, которая негромко шепчет. – “Все хорошо. Я не позволю тебе умереть”.

P.S.

  1. Персонаж получил оч. серьезные травмы и был реанимирован жрицей Света. Это не полноценный рес с того света, нет. Лечение травм займет много времени, что не позволит Гретель вернуться на Дренор до окончания Танаана.

  2. Да, события с мятежом и кражей субпространственного кармана КТ были отыграны. Все было обыграно логично и без имбовства.

  3. Нет, самой Модеры в той сюжетке не было, только ее упоминания и некоторые из подчиненных.

  4. Ирисфиль существующий и реально отыгрывавшийся прежде персонаж. К сожалению, этот человек более не отыгрывает на ЕС и вообще в ШоШ, но его чарка по РП никуда не делась и все еще состоит в “Грани”.


#2

Это может показаться полезным автору :slight_smile:
Не говоря уже про то, что о самом воскрешении почти ничего не написано :frowning:

6d412392235ae66facb3d2ca4886201e.png


#3

Не может, я это читала. Прошу еще раз прочесть написанное постскриптум. А в частности:

Персонаж получил оч. серьезные травмы и был реанимирован жрицей Света. Это не полноценный рес с того света, нет.

Суть произошедшего передана. Не вижу смысла лить больше воды с ненужными описаниями. Это первое.

Ирисфиль существующий и реально отыгрывавшийся прежде персонаж. К сожалению, этот человек более не отыгрывает на ЕС и вообще в ШоШ, но его чарка по РП никуда не делась и все еще состоит в “Грани”.

Отыгрыша не было. Это квента. Ирисфиль не отыгрывается на ЕС, но человек который ее отыгрывал был не против того, чтобы я таким образом упомянула его персонажа.


#4

Таки все верно, все верно…


#6

Персонаж воскрешен с следующими дебафами:

  1. Шрамы. Требуется длительное лечение повреждений.
  2. Персонаж плохо контролирует собственную магию, временно совсем не способен к сложным заклинаниям типа телепортации. Требуется длительная реабилитация моторики конечностей. Возможны частые ошибки в заклинаниях (даже простых).
  3. Персонаж подсознательно боится огня. Требуется поиск причин страха и способов борьбы с ним.

#7