Сердце полное огня [Нагхара]


#1

                                                  naghara.png
 
 

 ***

Духи не могут быть судьями. Особенно тем, кто добровольно отказался от их покровительства. Она прошла много войн – и это было довольно странным явлением, как она считала. Совсем юной она прошла через портал открытый Гулданом в новый чистый мир, уже довольно взрослой по меркам военного времени она участвовала во всех войнах что вели орки и выжила… Ценой такого выживания были удары и травмы, которые остались потом на её теле и напоминали ей о каждом таком поражении. Она помнит как сражалась с людьми Альянса, как медленно теряя своих родных она становилась всё крепче и шла дальше, она помнит как едва не сошла с ума будучи в плену и бежала. И вот она помнит себя стоящей на песке, события перенеслись едва не в другой край земли, далёкий и странный городок наполненный страстями, грызнёй за власть и интригами…
Она помнит… сражение с силитидами, она рубилась так как делала это всегда и вкладывая душу в каждый удар, чтобы однажды поражённый её топором уже не поднялся. И вот ответный удар был таким, что она не поднялась сама. Пробитый шлем, песок и пальцы сжимают рукоять топора так, словно он бы мог ещё что-то решить.
 

***

Нагхара Погребающая в Землю… Нечто переходящее от её предков к ней самой. Она не задавала вопросов, просто приняла это второе имя так, как и должна была. Молча. С уважением. Но сейчас, она не была уверена что была собой… Смертельный удар словно рассёк её надвое, и сейчас она была лишь Наг, не имеющая половины своей силы, зрячая лишь на один глаз и утерявшая себя. Где-то там далеко была её вторая частица, полная жизненной силы и всегда бывшая источником огня – Хара. Она всё ещё была в броне, а её руках был её топор и она бежала, туда, где видела хоть какие-то проблески света посреди этого мрачного и непонятного места. Осознания практически не было, был лишь животный инстикт зверя который выбирается из ловушки всеми лапами, цепляясь за всё что угодно. Она не узнавала и окружающий мир в котором она неслась, он напоминал ужасно бледную и дымчатую пародию на реальность… Разве это небо, что окрашено в цвета серой и нездоровой бледноты? Разве это песок? Он больше напоминал одну большую серую волну забирающую в себя унывающих и сдающихся. Стоять нельзя. Она бежит дальше, тяжело и очень тяжело, окружение словно наполнено водой и её действия отдаются эхом слишком запоздало. А ещё, она слышит звуки и дикие крики, непонятный гулкий и всепоглощающий шум откуда-то сверху… Она взглянула наверх и ужаснулась… Там посреди привычного всему миру солнца или звёзд, было нечто – воронка, жуткая и неумолимая как само Время. Небо словно засасывало само себя, как змей пожирающий свой хвост и это пугало, она опустила голову страшась что скоро туда затянет и её. Бежать… бежать… бежать… даже если это твоё сознание медленно гаснет, даже если ты видишь одним глазом и не можешь ничего.
 

***

Она двигается дальше. Посреди бесчисленного числа снующих рядом душ она слышит сущие кошмары – вопли, причитания, сожаления, ненависть и оправдания. Но она молчит. Молчит, потому что она нема и не может говорить. У неё нет рта и как бы ей ни хотелось, она запретила себе кричать, ей всеми силами нужно двигаться дальше и передвигать свои ноги ставшие дико тяжёлыми. И вот, кажется она у места, и она падает на колени, завидев странную фигуру. Нечто с крыльями напоминающее ей единственное что она видела – чёрных драконов. Но это похоже даже на женщину. Её очертания туманны и лишь сейчас Наг… соединилсь с Гхарой… она смогла относительно спокойно дышать, если это применимо для этого места, сознание прояснилось немного и она огляделась, изумлённо взирая на мир. Россказни шаманов и прочих были совершенно не такими, она пристальнее взглядывалась в фигуру что беззвучно парила посреди чего-то напоминающего кладбище. Узнать очертания округи было решительно непросто, да и Нагхара попросту не понимала почему именно тут, определённо она тут была раньше, но размытость облика, искажения и вечный шум – мешали ей. Она сделала шаг вперёд, поднявшись с колен и осязая какую-то нереальность происходящего более уверенно, поняла. Она действительно мертва и это не миражи вызванными грибными настойками, не её скитания по снам, где она, однажды, видела очень странную картину. Далёкое и непонятное место, большой зелёный дракон и … что-то ещё… она совершенно уверена была что помнит из того приключения много, но вот… что же? Все её мысли сосредточились в одном предмете, красивом аметисте причудливой формы который был ей дан. Но вот только кем? Она его давала кому-то… и это кто-то стирался из её памяти так, словно это было сделано нарочно и кем-то. Лишь один образ она помнит – шар вращающийся посреди комнаты и словно текущий внутрь себя и спящий большой дракон изумрудного цвета. И камешек.
Сны порой причудливее чем могут казаться, и она это понимает как никто другой. Но вот она подходит ближе и понимает что эта фигура облачённая в белые оттенки не пригрезилась ей. Она стоит посреди кладбища и оглядывается, узнавая теперь какие-то орнаменты и украшения, они точно были пандаренскими.
 

  • И вот, ты тут, Нагхара, - говорит ей улыбающееся нечто или же это только ей кажется, лицо. Голос тихий и чуть отдаёт эхом. В отличие от шума других, она его слышит ясно и кивает.
  • Да, а это … Мир мёртвых, я так пойму? – её скептицизм никуда не делся. Она теперь ясно вспоминает и битву, и то как действительно умерла и прикладывает руку к тому месту куда пришёлся удар, качая головой. Всё-таки даже у глухого шлема есть недостатки и увы, их нельзя устранить ни забралом, ни чем-то ещё.
     

***

Проблески реальности… Эхо… Она лежит на песке посреди трупов силитидов и её вытряхивает из под них кто-то из пандаренов. Гхара… ещё тут, каким-то последним дыханием. Всё что она помнит из этого мутного океана крови, боли и истекающей жизни, это чьи-то слова. Благодарность и вечную тишину. Её куда-то несут и приносят по всей видимости туда, где и сейчас покоится её тело. Сколько с тех пор могло пройти времени? Одни лишь духи ведают…
 

***

  • Твой жизненный путь оборвался. И ты пришла ко мне, Погребающая. Дошла сюда, хотя бы могла и не дойти, ведь у твоего народа очень много дорог, - она звучит так, как будто по меньшей мере – мать Нагхары. Строгая, чинная и явно дающая знать что от её слова зависит очень многое.
  • Я когда-то и хотела умереть. Не сломавшись от старости, а с топором в руках, прежде чем поняла что я слишком спешу. Но предчувствие трудно обмануть. И вот я тут, и что же теперь? – орчиха смотрит на эту фигуру, явно непохожую на что-то ещё из виденного ей. Она ожидала увидеть предков или хотя бы дракона, говорят что они и мёртвых поднимать могут, но нет, тут лишь эта женщина со звенящим голосом.
  • В твоём праве полагать что ты ушла не вовремя, каждый так считает. Каждый кто умирает, хочет сказать что он может жить ещё и ещё. Дела никогда не кончаются и почему ты считаешь что твой повод, важнее других? – в голосе слышна лёгкая насмешка и вызов. Слушать оправдания погибших, довольно весёлое занятие, не так ли?
  • Я не буду тянуть твоё время. Я жила долго и не ценила то что выживала, теперь я получила по заслугам, но оценить смогла ещё при жизни. Меня ждут там, я уверена и даже если не ради них, то я должна жить снова ради себя. Слишком рано уходить, не добыв истинной славы и призвания, а ещё слишком рано для женщины которая слишком многое хотела на себя взвалить. К счастью, осознание ко мне пришло при жизни, совсем недавно, вот что я скажу. И мой вердикт – я ещё слишком мало сделала, чтобы меня запомнили и если есть путь обратно, то я соглашусь на цену. Любую. Всё лучше чем жить в этом воющем тумане, - рыкнула она сжимая в руке призрачный топор, увы, в этом мире он кажется бессилен поражать что-то, но своего оружия она не выпустит.
    Правду говорят, кажется, что наплевавший на уставы и обеты предков – проклят. Она презрела устои шаманов Орды ещё в молодом возрасте, и длительное время жила с пониманием того что мир давно не делит себя на «чёрное» и «белое». Кроме того после общения с троллями, ограми и другими расами Азерота, она научилась ценить лишь поступки между живыми. Уважать мёртвых стоит, определённо, но предки её ни разу не вмешались в её бой, а обращаться к предкам за каждым советом она считала – дурным поступком. Если у тебя не хватает силы воли жить дальше по собственному разумению, то тебе ни на что не хватит силы – так рассуждала она и может, была права. Её не сломили многие вещи и несмотря на ранения во многих сражениях, она выходила живой, и за это всё благодарила лишь саму себя. Равно как и сейчас, ей некого винить из других, за то что они не спасли её или не сделали что-то возможно, чтобы она выжила, да и она не стремится к этому. Вина – гиблое чувство, как она поняла. Ничто из пережитого так не убивает и не отягощает как вина, это жалкое чувство заставляющее прогнить любую душу. Она полагала всегда что лучше сделать и быть чистым в отношении того что ты пытался, чем сожалеть что не смог. Так что она спокойно смотрит в глаза Хранительницы Душ и ждёт её вердикта. Конечно у этого будет цена, должна быть, у каждой силы есть своя плата, как бы не утверждал тот пандарен. Просто, одно дело если платой служит твоя собственная жизнь и ты превращаешься в марионетку сил, глупого дуболома, а другое дело, если платой является то как ты будешь жить и что ты будешь делать. Она встречает вердикт так, как встречала удары в битве с шагом вперёд и ярким огнём в янтарных глазах.
     
  • Твоя дорога ещё не закончена. Мало. Ты права, Нагхара Погребающая. Слишком мало для того чтобы подготовить тебя для истинного величия и слишком много чтобы гнить просто так. Иди, и вернись готовой, к тому что может быть тебя ждёт. Но запомни, любая игра в которую ты захочешь сыграть, любая сила к которой ты устремишься будут ломать тебя, формировать заново. Умрёшь ты от перемен или выживешь и станешь действительно достойна – зависит от тебя. Считай, что то как ты умерла сейчас, это лишь начало. Начало, - слова Хранительницы оказались эхом и слепящий свет залил всё пространство вокруг.
    А она очнулась… Неизвестно где. Неизвестно как. Прежних вещей на ней нет, она носит на себе лишь жутко изуродованное тряпье, ранее по-видимому бывшее одеждой. И лишь в руке осталось нечто от прошлого, сильно изломанный и повреждённый – но топор и странный волнистый меч. Ей отдали его, чтобы «по ту сторону» она не была беззащитной и она не будет. Но, кажется, она так не смогла отказаться от символа орков в любой ипостаси, топор она оставит, даже негодный. Она ощупала себя руками, совершенно не узнавая места где она сейчас, и вроде всё было в порядке, определённо жива и здорова, оба глаза видят. В любом случае, не следует расслабляться где бы ты ни была, так что она повязывает топор на бок при помощи куска ткани и идёт вперёд. Если Хранитель говорила правду, то жуткая боль ещё впереди, на пути к тому что она сможет назвать своим триумфом и целью.

#2

Итог воскрешения - одобрено.

В качестве последствия воскрешения у персонажа развивается неестественная привязанность к ее топору - фактически, он становится вещью, без которой она не видит своего существования. Стоит ему потеряться, оказаться далеко или недоступным для ношения - персонаж испытывает огромную потерю в морали, начинает считать свои действия заведомо неудачными и пытается сделать все, чтобы вернуть топор. Уничтожение или полная потеря топора нанесет огромный урон по психическому здоровью персонажа.

Воскрешение данным способом более недоступно для Нагхары - второй шанс дается лишь раз, и это нужно ценить.