Род Мрачнокамня


#1

61a.png

История

Род Мрачнокамня - это малочисленный клан дворфов Черного Железа, почти полностью уничтоженный в битвах против орков, за контроль над Черной Горой. Долгие лета дворфы находились в рабстве - не способные покинуть Тенегорн, они работали в шахтах Черной Горы и погибали под знамёнами Повелителя Огня. Клан более не был славен ни искуснейшими ремесленниками, ни непобедимыми воинами - лишь шахтеры и любители драк в Угрюмом Обжоре. Многое поменялось со смертью Императора Даграна Тауриссана Первого. Патриарх клана - Гуньяр Мрачнокамень присягнул на верность Мойре Тауриссан, правительнице клана Черного Железа, и она повела кланы в Стальгорн. Угнетающая обстановка и открытое презрение со стороны иных кланов вынудила Гуньяра покинуть Каз Модан. Он повел свой клан на юг - в поисках лучшей судьбы для своих братьев.

Сухая хронология

400 лет до открытия Темного Портала.
Умирает от старости Кхазимор Камнегнев. Происходит раскол клана на две ветви - Сталегневы и Мрачнокамни.
Мрачнокамень во главе с Гиннаром, строят чертоги глубоко в недрах горы Кхаз. Их скорость по добыче минералов превосходит гильдию рудокопов Тайной Горы.
Сталегневы, под предводительством Хадрама - преуспевают в кузнечном деле. Изделия его клана ценятся в Кхаз Модане и за его пределами.

230 лет до открытия Темного Портала.
Началась война Трех Молотов. В битве за Стальгорн погибает тан Гиннар. Главой объявлен Гуньяр и с ним во главе - клан отступает в город Тауриссан.
После осады Грим Батола - клан Сталегнева попадает в окружение между армиями Бронзобородых и Громовых Молотов. В этой битве клан почти полностью погибает. Фарун ведет остатки Сталегневов к Гуньяру Мрачнокамню. Происходит объединение кланов под одним знаменем. Император Тауриссан призывает Рагнароса в Азерот, кланы попадают в рабство к Повелителю Огня.

3 год после открытия Темного Портала.
В стычках с орками погибает патриарх Сталегневов Фарун, а также жена Гуньяра - Сигни. Неся тяжелые потери, клан отступает в Тенегорн. Потеряв свои чертоги и статус - они вынуждены работать в каменоломнях.
Братство Тория с боем покидает Тенегорн. Брат Гуньяра - Скальф, покидает клан и уходит вместе с ними. Из-за этого, тана отправляют на арену Круга Правосудия. Он выживает в битвах с чудовищами и признается невиновным.

28 год после открытия Темного Портала.
Мойра Тауриссан уводит кланы Черного Железа в Стальгорн. Гуньяр Мрачнокамень не может забыть смерть отца и уводит род на юг, его дочь Хельги покидает клан.

29 год после открытия Темного Портала.
Начало строительства Дун Янго. Налажены точки сбыта продукции из шахты и кузни. Нормализация отношений с Штормградом. Смерть Кхазина в копях Мрачнокамня.

31 год после открытия Темного Портала.
Предательство старейшин клана, смерть Гуньяра. Исход.

Цели

Тан Мрачнокамень намерен найти новый дом для своего клана. Тихое место, где он сможет жить и работать, но чтобы обрести его - ему придется за него сражаться, и тан готов к этому.

1. Захватить/купить участок земли.(Выполнено).
2. Провести геологические исследования на наличие полезных ископаемых.(Выполнено).
3. Разбить лагерь и в будущем возвести крепость. (Выполнено).

Положение в клане

Если вы ищете власть или громкое имя - вам точно не сюда, дворфийский клан это не картель гоблинов. Лишь тяжким трудом, и доблестью в битве - вы заслужите уважение тана и всего клана.

Нрп пояснение
Чтобы не обременять членов гильдии - система рангов отсутствует полностью.
Если вы заслужили уважение клана - вам не нужно звание офицера, чтобы тыкать им в лицо братьям по клану.

Родовая Мрачнокамня

Вступление:

Тан рад новым лицам, но всё же он более благосклонен к собратьям из Черного Железа.
Бронзобородых и Громовых Молотов будет ждать более холодный прием, но не беда - дворфы быстро привыкают к достойным союзникам.

Нрп информация
Основной тип отыгрыша: Социальный
Требуемый уровень отыгрыша: средний
Для вступления в гильдию необходимо связаться с лидером гильдии. Разрешены любые расы, и все классы кроме дк и дх.


Заявки на пропуск в команду
Крипта Орсисa [16+]
#2

Начало пути

Наконец собравшись с мыслями, тан вместе с родичами Скальфом и Фэлдом - отправились в путь. Гуньяр долго обсуждал с родичами  - стоило ли идти в земли людей, и почему они вообще покинули Каз Модан. Но тан настоял на своем мнении, и рассказал клану о их цели. Фэлд засомневался - а вдруг высокородные люди потребуют землю назад, которая сейчас под контролем бандитов, но Скальф успокоил его словами: “Не узнаешь, пока не попробуешь”. Сложив палатки на ездового яка, которого Гуньяр и Фэлд перекупили на рынке в Стальгорне - они двинулись на запад, по тракту Эливнского Леса. Как раз, когда они въехали в Элвинский лес - пустился дождь, и навес с палаток пришелся весьма кстати. Тан Гуньяр попытался разговорить родичей, чтобы скоротать время поездки, но как оказалось - они были немногословны. Даже Скальф, который много путешествовал по миру, и тот был краток. Добравшись до деревни под названием Златоземье, Гуньяр попытался найти маршала, но запутавшись в огромной деревне, и достаточно намокнув под дождём - он плюнул, и отправился дальше. Вскоре стемнело, и клан остановился на ночлег у Западного ручья.


#3

Встреча среди полей


 

 

Затушив костёр после ночлега, дворфы двинулись в путь. Правда Фэлд после вечерних посиделок у костра напился так что Гуньяр и Скальф закинули его на яка, и он спал всю дорогу. При въезде в Западный Край, перед мостом  караван остановили стражники. Они поинтересовались куда направляются дворфы и взяли “гостевой налог”, за право войти в Западный Край. Скрепя зубами тан заплатил им, и с подпорченным настроением они двинулись дальше. Перед распутьем, караван нагнал один из родичей Гуньяра - Горим, после исхода из Тенегорна он с головой ушел в готовку, и тан не ожидал отклика на письмо, которое Гуньяр разослал всем родичам. Клан сделал небольшой привал, даже попытались разбудить Фэлда - но безуспешно. Пообедав солониной, они добрались до места назначения - и разбили лагерь неподалёку от рудника. Палатки были поставлены, а очаг приятно грел душу - как и громовой эль.


#4

Одобрено.


#5

Штурм
 

В лагерь тана Мрачнокамня, прибыл ещё один родич - Хальф Сталегнев. Тан встретил его и сразу же пригласил к костру, дворфа изрядно сушило с дороги, и Гуньяр предложил ему выпить. Когда собрат напился и наелся, тан решил подобрать ему доспехи. После кратких вопросов вкуса, и рытья в ещё не распакованных ящиках - Хальф уже был похож на знатного дворфийского воителя, кой им и являлся. Сказу же родич стал расспрашивать тана, о том как будет проходить штурм, и кто будет участвовать в битве. Лицо Гуньяра слегка помрачнело, и он рассказал ему - что два собрата, Фэлд и Горим - покинули лагерь, заявив что вспомнили о неотложных делах. Повисла неловкая пауза, после которой вышел сонный Скальф, и сразу же спросил: “Кто этот рогатый парень?”. Сняв шлем, Хальф представился и дворфы двинулись в дорогу. За день до этого, Гуньяр и Скальф нашли средоточие сильных энергий, где способности мастера рун были сильнее обычного. Клан прибыл на нужное место, и Скальф зачаровал топор Гуньяра - чтобы он разил пламенем, а топор Хальфа - чтобы рубил быстрее. После ритуалов, они наконец двинулись к руднику. Началась битва с кобольдами, и они довольно таки сильно отпирались, но дворфы - парни не хилые, и одного крепкого удара топором хватает, чтобы убить ничтожную крысу. Но, некоторые были крепче других, настолько - что Хальфу и Скальфу пришлось прямо вбивать их в землю кулаками. В конце концов, шесть трупов лежали перед входом в рудник. Шесть трупов кобольдов и три живых дворфа. Правда один из них зацепил Скальфа немного, и ему пришлось прижечь рану. После того, как вход в рудник был зачищен - дворфы приступили к заранее заговоренному плану. Взяв несколько тюков соломы и бочку крепчайшего пойла, они подожгли вход рудника…

Продолжение следует…


#6

Решимость

Пожар разгорелся не шуточный, и кобольды переполошились - начав тушить огонь. Вскоре они бросили эти попытки, и один из них прорвался сквозь пламя. Увидев Гуньяра, он накинулся на него, а тан не успел глазом моргнуть - как оказался на лопатках. Бравые родичи быстро убили беглеца, а тан страшно ругаясь на дворфийском - пообещал засунуть кирку главарю кобольдов куда поглубже.   Как только пламя утихло, дворфы отважно шагнули внутрь. Осторожно пробираясь вглубь, они проверяли трупы кобольдов - чтобы те были окончательно мертвы. Разбив головы тех, кто ещё дышали - родичи стали исследовать рудник. Наткнувшись в комнате с колодцем на одного, трусливый кобольд сделал вид что нападает на Хальфа, а сам дал дёру что есть силы из рудника. Правда угнаться дворфы за ним не пытались. Выругавшись, они продолжили продвигаться внутрь - в следующей комнате, там они нашли кузнечные меха, правда без наковальни и горна. Спустя мгновенье - на них напали четверо кобольдов, которые решили устроить непрошеным гостям засаду - и их жертвой стал Гуньяр, нагрудный доспех не выдержал удара четырех кирок, и разлетелся на мелкие кусочки. Сам же тан отлетел к стенке, ударившись виском об скалу - выронив свой топор, и выйдя на время из строя. После того как враги были повержены, Скальф и Хальф привели в чувство тана, мастер рун предложил Гуньяру отправился в лагерь, но тан был полон решимости и продолжил зачистку. К удивлению дворфов, дальше путь был чист, но в последней комнате их ждал Старший Землекоп - нешуточного размера кобольд, жаждущий отомстить карликам. И опять же, по воле судьбы его жертвой стал Гуньяр. Храбро сражаясь, тан пропустил удар и получил серьёзный удар киркой. Кобольд ликовал, но праведный гнев собратьев тана - положил его радости конец. Отомстив за патриарха и зачистив рудник - родичи забрали раненного Гуньяра в лагерь, которому сегодня судьба не благоволила в бою. Благо, что всё таки тан выжил.


#7

Начало работ
 

​Наконец, клан полностью разместился возле горы. Выгрузив и распределив все припасы, они собрались возле палатки тана, ожидая его слово. Тан, уже в состоянии стоять на ногах, вышел из палатки и отдал приказ: Пришло время, строить наш подгорный дом. Дом, в стенах которого мы будем свободны, и работать в свое удовольствие, а не по принуждению!". После этих слов, он поднял кирку и уверенным шагом побрел внутрь рудника, тана сопровождали радостные крики, и клан последовал за ним. Рудокопы стучали кирками, камнетесы звенели молотами - женщины со спешкой начали готовку, ведь вечером мужики будут голодные как медведи. Кхазин наблюдал за этим и улыбался, его клан наконец ожил - отец смог вдохновить всех, и собравшись вместе - они снова работали плечом к плечу. Как в старые времена. Вдруг, Кхазин получил подзатыльник,А ты, давай не отлынивай, - хохотнул Хальф, - Да иду я, уже, иду…_ - ответил Кхазин, и побрел к каменотёсам. Киркой подобно отцу ему махать не хотелось…

Дворфы работали, пока не стемнело. Довольные, и уставшие - они наелись и напились вволю, двое даже начали дебоширить, но суровый взгляд тана умерил их пыл. Не прошло и получаса - как все они крепко спали, лишь воители держали дозор, охраняя сон.


#8

Строительство

 

 

 

Шли дни, и подземные чертоги принимали свою форму. Каждый из клана был задействован по своему - каменотёсы клали стены и пол, плотники делали опорные балки, Хальф самолично сковал железные двери. Обильное количество руды и камня поступало из рудника, что благосклонно сказывалось на скорости строительства. Как раз прибыла партия угля, и тан вместе с Кхазином загрузили хранилище. Всё было готово для постройки кузни. Раны Гуньяра успели уже полностью излечиться, и он вовсю участвовал в работе. Кхазин же, будь он неладен - отдавил палец, когда устанавливал железные двери вместе с Скальфом. Мастер рун  дал ему обезболивающее и забинтовал палец, после чего Кхазин продолжил работать, пусть и не так усердно как раньше. Тем временем, у Сталегнева загорелись глаза пуще прежнего, после того как он увидел чертеж кузни. Тан тут выступил в роли архитектора, и почти были готовы чертежи чертогов - что ещё больше вдохновляло клан работать усерднее. 


#9

Огонь, молот, наковальня…

 

В конечном итоге по чертежу, представленному таном, была воздвигнута кузница, постройкой которой руководил Хальф. Сталегнев с самого начала относился к идее личной кузницы с трепетом, а потому возжелал себе такое рабочее место, о котором и мечтать не может любой другой кузнец. Усилиями всего клана кузница стала горячим сердцем их нового дома, а его тепло дарило дворфам гордость как за себя, так и за свою работу, которая им только предстояла, но они уже были уверены в её неоспоримом успехе. 

Рудокопы углублялись в гору, раскалывая камни и доставая столь важную руду, но вот незадача, чем глубже они копали - тем крепче становился камень, и в какой-то момент привозные кирки, что клан взял с собой, просто не выдержали. С этой проблемой они обратились к своему кузнецу - Хальфу Сталегневу. Хальф, между тем, решил, что лучше плавить новые, чем перековывать старые, и тут же скомандовав нести ему металл, принялся за работу. Он говорил: “Кирка - инструмент на века. Мы копаем руду, чтобы делать из этой руды новые кирки, чтобы и дальше продолжать копать…”. Руки, как и слова, были не менее золотыми, а потому новые кирки оказались в разы лучше старых, и рудокопы вновь принялись за работу.

Кузнец - это мастер молота, наковальни, стали и огня. Он способен придавать форму бесформенному куску металла и сделать из слитка железа произведение искусства. Дворф-кузнец - это почётно.

Отец Хальфа был кузнецом, и его отец, и отец его отца. Это дело их семьи. Нельзя назвать Сталегнева - мастером, ведь настоящий мастер - это вечный ученик, так и он, вечно в погоне за чем-то особым. Таким, чем он бы смог гордиться.

Во время взятия рудника был непростой бой. Казалось даже, что самые обычные кобольды могут быть опаснее многих вещей, которые вы таковыми считали. Клан, в тот день, чуть не лишился тана, но Гуньяра удалось спасти, а его доспех - нет. Потому то в, уже не трезвую, голову кузнеца пришла гениальная идея - новая броня для тана! Ну, и для себя, конечно же, тоже. Руки сами потянулись к бумаге, и, через несколько мгновений уголь уже вырисовывал эскиз по пожелтевшей бумаге. Появлялись очертания доспеха. Доспеха, который достоин тана!

Немного отдохнув после прошлой работы, Сталегнев вновь взялся за дело. Хорошо то, что клан решил полностью переезжать, а потому забрал с собой абсолютно всё. Стоит ли говорить о том, что ресурсов у нас было более чем достаточно?

Работники, продолжавшие строительство, услышали знакомые звуки. Звуки удара молота о наковальню. Хальф взялся за дело.

Удар за ударом, удар за ударом, звон стали равномерно распространялся по всему жилищу, периодически разбавляясь смачной руганью пьяного кузнеца. Он кричал, порой, то что-то неразборчивое, то прямым текстом матерился. Материл железо, из-за его неподатливости. Материл себя, из-за того, что делает какие-то, даже самые незначительные ошибки. Материл окружающих, из-за того, что они отвлекались на это увлекательное зрелище. "Работайте, мать вашу так! " - Крикнул дворф сплюнув и продолжив выпрямлять неровности чего-то, уже более похожего на доспех.

Через несколько часов он закончил работу, представив её итог тану. Гуньяр был просто в восторге. Он принял подарок, пустив скупую мужскую слезу, ведь он отлично помнил, чем обошлось ему его небрежное отношение к защите в прошлый раз, когда это могло стоить ему жизни.

Хальф еле стоял на ногах. Несколько часов непрерывной ковки, кажется, вымотали даже такого кузнеца. Пот мелкими каплями стекал по его волосатой, грубой, крепкой спине. Спине работника, потрудившегося на славу.

И он пошел отдыхать, ведь ему предстояла ещё одна большая ковка - его личный доспех.


#10

Обычный день тана Мрачнокамня

 

Как и у многих дворфов, день тана Гуньяра начинается с жуткого похмелья. Это уже стало привычкой под горой, и даже крепкий тан начал страдать этим недугом. Собравшись с духом, тан приводит себя в чувство и первым делом идёт превозмогать недуг. Сперва он идёт к кузнице, к корыту с водой, и пока кузнец спит - с громким всплеском окунает голову в холодную воду. Выжав бороду, он делает второй шаг - ставит на плиту чайник, думая что сможет отделаться простым чаем, ха!

 

После того, как чайник закипел - а чай заварился, тан с кислым лицом пытается его пить.  Чувствуя страдание от головной боли, и от ужасного вкуса горячего сока из листьев, тан не выдерживает и всё же идёт за пинтой. Добравшись до большой бочки, и продув кружку,  Гуньяр тихо открывает - будь он неладен, скрипящий кран, и целебная жидкость с тихим шелестом льётся в пинту. Набрав полную кружку отменного эля, тан медленным шагом покидает спальни и идёт обратно в кузню. Уже там, с громким глотками опустошает кружку и бросает её на кузнечном столе.

 

 

Тан помнил ещё одну мудрость - алкоголь выходит с работой. Гуньяр берёт кирку и спускается в рудник, проходя через коридоры шахты тан неволей вспоминает её штурм, и то - как чуть не погиб от рук главаря кобольдов. В надежде избавиться от дурного самочувствия, тан подходит к месту, которое вчера забросили рудокопы и принимается за работу. Почувствовал себя лучше, тан возвращается из рудника и после того как хорошенько попарился - берётся за работу архитектора.

Ну а вечером, снова пир и все родичи гуляют до поздней ночи. Так скоро может и эль закончиться…

WoWScrnShot_090217_121147_301x124.jpg


#11

Рельсы судьбы. Начало.

 

 

 

Страшная новость потрясла гору. В рудниках было совершенно убийство одного из рабочих. Тан Гуньяр поручил своему сыну Кхазину расследовать это происшествие. Младший тан учредил следственную группу в лице мастера рун Скальфа, и кузнеца-бронника Хальфа Сталегнева. Дворфы незамедлительно спустились в глубины копей Янго.


#12

Рельсы судьбы. Расследование.
 

 

 

После того, как Кхазин и Хальф спустились на нижний уровень копей, дворфов встретил перепуганный шахтер - Оргнар, он и обнаружил тело своего друга. Оргнар рассказал дворфам о том, где лежат останки шахтера, и пожелал скорее покинуть рудник, ему было неуютно находиться рядом с изувеченным телом собрата. Дворфы вошли в зал, где был убит Бьёрн и внимательно осмотрели его. Хальф обнаружил, что беднягу зарубили именно киркой, что озадачило Кхазина ещё больше. Он предположил, что может где-то в руднике остался недобитый кобольд - и теперь он мстит дворфам, за смерть его племени, но Хальф отбросил такой вариант. Ведь он лично участвовал в зачистке, и никто не ушел от его гнева. Забрав тело Бьёрна, его достойно похоронили на кладбище возле горы - тан Гуньяр лично провёл похороны. Тем временем Хальф отковал замок, а Кхазин опечатал рудник - добыча руды по общему решению была временно прекращена, пока не найдут убийцу Бьёрна. Из-за этого, шахтерам ничего больше не остается - как пить, опечаленные смертью собрата и отсутствием роботы, они искали утешение на дне бутылки.


#13

Стальные врата горы Мрачнокамня со скрипом раскрылись пред гостями. Их было двое. Тарраг - путешествующий дворф из клана Бронзобородов и Цзинь - пандарен, искусный мастер рукапашного боя, странствующий по миру. Гуньяр и Хальф встретили их с уважением. Всё-таки они были единственными, кто пришел помочь тану с его проблемой. 
Удивлены были все, и только пандарену, казалось, было всё равно. Тарраг откликнулся на призыв потому, что в беде были его бородатые собраться, но он никак не ожидал, что встретят его дворфы Чёрного Железа. Что же, его это не отпугнуло, и он не отказался от помощи.

После краткого знакомства тан перешел к брифингу задачи, по поводу которой все и собрались сегодня под горой. Целью был спуск в опечатанные копи, которые совсем недавно сотряс мощный взрыв, который вызвал обвал. Отправленные на раскопки завала дворфы так и не вернулись, и потому тан заподозрил неладное.

После краткой подготовки импровизированный отряд из Хальфа, Гуньяра, Таррага и Цзиня спустился в копи. Охраняющие шахту дворфы не замечали ничего необычного, но сердце тана говорило об ином. 

Проходя всё глубже, компания наткнулась на трупы дворфов. Тех, что отправились на раскопки завала. Тела были в ужасном состоянии, но работа была сделана, а потому их смерть не была напрасной. Но это был не единственный мёртвый дворф в месте обвала. Уже обглоданный до костей и гниющий труп дворфа небольших размеров быстро отвлёк на себя внимание. Тан медленно подошел к нему и наклонился, поникнув головой. Отец узнал в мертвеце своего сына - Кхазина. Это потрясло Гуньяра и Хальфа и, пока они пытались перебороть ту горечь утраты, что так внезапно объявилась, труп зашипел и вздрогнул. Кхазин, издав противный писк, попытался напасть на одного из дворфов, но, благо, отряд быстро среагировал и мертвец был наконец упокоен раз и навсегда. Тан крепко сжал кулак и, скрипя зубами от злости, поклялся отомстить за это, даже сам не понимая кому.

Бесспорно, живой мертвец озадачил и, возможно, даже удивил группу. Дело приобретало серьёзные обороты, потому как из глубины копей доносились странные стоны и трупная вонь.
Броском из глубины пещеры повалили живые мертвецы, которые, не смотря на свой грозный вид, были не такими уж и серьёзными противниками. Скелеты с грохотом разлетались на десятки мелких косточек от каждого серьёзного удара, а половина зомби даже не успевала нанести удар, так как, порой, просто ломала себе обе ноги прямо на ходу. В самом конце копей стоял некто, внешне похожий на скелета, но кажется, был более разумен чем другие мертвецы. Конечно, ведь он этими мертвецами и управлял.

Отряд взялся за оружия, готовясь нанести удар и отомстить за Кхазина. Противник не был так ужасен, как выглядел на первый взгляд. Казалось даже, будто он сражается не в полную силу, однако же толпа мертвецов доставила не малых проблем на пути к своему главарю. Одержав победу он лишь жутко посмеялся, предостерегая группу о том, что им не одолеть его повелителя.
Обнаружив проход в стене, которого раньше не было, отряд прошел туда. Новая ветвь шахты, которую освещал только тусклый синий свет странного голубого огня.
Подвергнувшись нападению мертвецов, что были в разы сильнее предыдущих, отряд понёс хоть и несерьёзные, но ранения. Благо конец был близок.

В конце этой ветви шахты, на каменном троне, восседал седой старик в тёмной, заляпанной кровью робе и с черепом, казалось, крупного рогатого скота, на голове, вместо шлема. Сомнений не было - он виновник всего этого. Он виноват за смерть Кхазина и других дворфов Мрачнокамня. Месть должна была свершиться, а потому все были готовы к бою. Тарраг, Хальф и Цзинь нанесли некроманту множество ударов, но не один из них не был смертельным. Тёмный маг понял, что под натиском этих четырёх ему не устоять, а потому решил воскресить всю нежить, что была вокруг. Это заклинание отняло у него много сил, а потому, когда он увидел, как нежить умирает под ударами врага, он понял, что ему не победить. Ослабленный, он признался, что больше “тузов в рукаве” у него не осталось, после чего ему было нанесено множество атак, а Гуньяр, мстя за сына, вознёс молот над головой и добил некроманта последним ударом.
 

Вернувшись в дом под горой после славной битвы полагался бы пир, если бы не потеря всего клана - младший тан. Дворфы и пандарен выпили за покой Кхазина, после чего оставили Гуньяра одного, потому как ему эта потеря пришлась больнее всех.
Тарраг и Цзинь стали желанными гостями и друзьями клана Мрачнокамня, а Хальф даже подарил Таррагу топор, в память об этом дне.


#14

Призыв

unknown.png

Прошло уже довольно много времени с тех пор, как младший тан оставил свою жизнь под горой. Тан Мрачнокамень собрал воинов в тронном чертоге, что, несомненно, вызвало некую тревогу у жителей горы. Когда же,  наконец, все собрались - тан начал свою речь.

- Как вы все прекрасно знаете, наш клан, переживает не лучшие свои времена. Но, бывали и похуже, - многие воины закивали, соглашаясь с своим патриархом. - Сегодня, ко мне прибыл посланник Альянса. Так как мы проживаем на территории этого союза и ведём добычу руд и минералов - нас призвали для защиты королевства людей. Я не слишком доверяю людям, тем более таким хорошим друзьям Бронзобородов - но, это наш шанс укрепить свое влияние в этих землях. Ответив на их зов, мы получим расположение лидеров Альянса и место в этом мире. Так же услышь приказ своего тана, мой род. Мы идём на войну.

Основное задание было изменено: 
1. 
Заручиться безоговорочной поддержкой Альянса, участвуя в их битвах.(В процессе)
2.  Усилить военную мощь клана.(Провалено)
3.  Закупить побольше алкогольных напитков.(Провалено)


#15

Прибытие домой

WoWScrnShot_010718_201655.jpg

Ещё один сын клана вернулся домой под гору. Это Доукэн Холодные руки, он много странствовал и видел много чудес, а также - привез подарки для тана и клана. Оставив свои боевые доспехи в кузне, он вместе с Гуньяром отправился в новопостроенную таверну - где Доукэен мог рассказать ему о своих странствиях. Выслушав его, тан нахмурился и рассказал ему о положении дел в самом клане, о смерти Кхазина и о недовольстве старейшин. Гуньяр попросил оставить этот разговор между ними, ведь обстановка под горой накаляется и лишние треволнения народу не нужны. Также, Гуньяр рассказал о том, что их призвали стеречь границы королевства людей - и тан нашел в этом хорошую возможность, для того чтобы клан проявил себя в глазах союзников. После разговора, Доукэн пошел в баню, помыться с дороги, а тан так и остался сидеть в таверне - погруженный в свои мысли. 


#16

unknown.png
 

 

Ночь опустилась на Западный Край. К его берегу причалила одинокая лодка с гостями из дальних земель. В прериях слышался волчий вой, а на горизонте - благодаря свету звезд, был виден дым, исходящий из горы. Высадившись на берег, группа двинулась к Дун Янго - чертогам тана Мрачнокамня. Гостей радушно приняли и проводили в таверну, где они и остались ожидать тана. Вскоре к ним вышел и сам Мрачнокамень. После обсуждения положения дел на фронтах и в самом королевстве, тан предложил гостям еду и кров. Однако, они не притронулись к еде, ответив что сыты и предпочли бы отдохнуть с дальнего пути. Но, всё же некоторые добрались до выпивки и смогли унять тревогу от незнакомого места. После существенного опустошения запасов эля горы - все уснули, и лишь стража несла свой дозор на посту.


#17

20180120_234742.png

Пока старые друзья и гости с дальних земель крепко спали со вчерашней попойки, тан получил письмо. В нём говорилось, о прибытии одного дворфа из клана Черного Железа - Хальварра Огнеборода. Цель его визита была туманна, но, судя по письму - дворф уже был на подходе к холму. Надев на себя броню, откованную Сталегневом - Гуньяр взял топор и направился к выходу из чертогов Дун Янго. Проходя через сердце холма - кузницу, он заметил Хальфа - кричащего на своих учеников и пьющего очередную кружку эля. Перекинувшись парой фраз, Мрачнокамень показал письмо кузнецу - и спросил, знает ли он его. На что он ему ответил: “Всех не упомнишь”. Спустя несколько минут, ворота чертогов отворились, и в них вошел незнакомый дворф. Представившись, он рассказал о целях своего визита. Огнебород искал спокойное место, а в стенах дома всех кланов - Стальгорна, чувствовал себя неуютно. Тан согласился приютить его, и вместе с пьяным кузнецом - провели экскурсию по чертогам.


#18

20180120_234514.png
 

Вечер. Гости вместе с таном направились в таверну - ужинать и заодно обсудить дальнейшие действия подготовки, а также вооружения армии для похода. Главный стол ломился от всяких вкусностей и хорошей выпивки. Мрачнокамень хвастался, что её привозят с Дун Морога - хоть и сами Громовары не в восторге от покупателей. Когда кружки были пусты, а гости сыты - пришло время обговорить подробности. Но, их прервали - из новой, ещё не распечатанной бочки с элем, вырвался пират. Его быстро скрутили, усадили на стул - да и начали спрашивать, кто он и откуда. Пока все были отвлеченны незваным гостем - послышались шаги со стороны лестницы. Спустя несколько мгновений - оба входа в таверну перекрыли закованные в латы воины Дун Янго. Вскинув щиты перед собой, они безразлично смотрели на гостей и своего лидера. Старейшины сделали свой шаг, решив убить Гуньяра. Впрочем, вооруженному отряду предателей так и не удалось одолеть тана и гостей горы. Скрутив мятежников, верные тану воины приковали их к стене в кузнице, а сам Мрачнокамень допросил их. Выяснилось, что все старейшины предали его - все, кроме хранителя кузницы. Он спал крепким сном. Опасаясь его силы - предатели подсыпали Сталегневу в пиво снотворное. Старейшины с мятежными дворфами скрылись в нижних копях, и для безопасности подгорного дома - тан должен повести отряд на братоубийственный бой.


#19

20180123_194847.jpg

С мрачной решимостью все готовились к штурму рудника. Затачивалось оружие, полировалась броня - а на входе в копи, уже красовался железный засов. В тот момент, когда Гуньяр застёгивал доспехи, на ходу обсуждая план штурма с лидером союзников  - главная дверь чертога отворилась. В Дун Янго вошел немолодой дворф, в полной боевой оснастке и хмурым выражением лица. Страж ворот занервничал, и призвал незваного гостя назвать свое имя, а также цель визита. Дворф осмотрел стены чертогов, в которые вошел, а затем обратил внимание на стража и сказал - Я Тормлоад Обсидиановая Рука, воин дружины Могучих Бород, основатель отряда Каменных Воронов, тан клана Непокорных Руд. Прибыл от имени Совета Трех Молотов, чтобы узнать, как обстоят дела в Дун Янго. Мрачнокамень вышел поприветствовать посланника, и пригласил его в зал собраний. Там Гуньяр и рассказал ему всё - о предательстве в клане, о попытке убийства и о предстоящей битве. Тормлоад подбодрил тана, и решил идти в бой вместе со всеми - чтобы наказать предателей. Эльфийский волшебник усилил врата десятками лоз, и было принято решение отдохнуть перед спуском в копи. Страшная битва вот-вот произойдёт.


#20

20180126_144018.png

После того, как друид Эмиарт снял печать с врат шахты Дун Янго - отряд сделал шаг во тьму, в нижние чертоги горы. Множество врагов они встретили на своем пути - как предателей, что осознанно перешли на сторону врага, так и простых жертв обстоятельств, - которые являлись игрушками в руках зла. Им встречались, как и рабы стихий, так и созданные природой существа - которых разбудил ото сна шум и магия дворфов. Когда же настало время последней битвы, оказалось, что старейшины завершили ритуал перерождения. Подобно металлу, их души сплавились в одну - обретая новое стихийное тело. После издевательского монолога над воинами и таном - завязался бой. В этом бою, нашел свой конец Гуньяр Мрачнокамень. Он уже не верил, что клан можно спасти. Сломленный, тан нес лишь смерть предавшим его родичам, желая лишь одного - убить того, кто заставил его пойти на этот ужасный поступок. Мечта о тихой и мирной жизни рухнула. Мрачнокамень умер с мыслью - что это он погубил клан, придя в эти земли. Воины совместными усилиями одолели старейшин, но, на последнем дыхании - враг вызвал землетрясение. Схватив тело Гуньяра - Тормлоад и Эмиарт поспешили покинуть нижнюю шахту, которая вот-вот будет разрушена. Остальные, тоже не отставали. Когда отряд добрался до безопасных чертогов - Посланник Альянса и агент ШРУ, потребовали незамедлительно выполнить договорённости между последним таном и Альянсом. Разразилась ссора, и пока все спорили о будущем клана Мрачкокамня в Альянсе - никто не заметил дворфа, стоящего рядом с телом мертвого тана. Когда же на него обратили внимание, он объявил себя сыном Гуньяра. Бьонимир сказал, что не даст четкого ответа, пока не похоронил отца. Все согласились с ним, и тело тана Мрачнокамня было захоронено возле чертогов Дун Янго, за которые, он отдал жизнь.

Итоги:

1. Тан Гуньяр Мрачнокамень мертв. Лидером клана объявлен его сын Бьонимир. Свидетелями стали: Эмиарт из Буревестников, Тормлоад из Непокорных Руд, Савада из ШРУ и паладин Эмер из Штормграда.
2. Бьонимир объявил, что последним таном Мрачнокамня останется Гуньяр. И больше в клане не будет танов или старейшин.
3. Дворфы под предводительством Бьонимира, покидают Дун Янго. Сами чертоги и всё что под ними - переходят во власть Штормградской короны.
4. Был подписан трехсторонний договор о дружбе и взаимопомощи между кланом Непокорных Руд, родом Мрачнокамня и Буревестниками.