Путешествие


#22

x85tLbsaf.png

В последнее время вы постоянно создаёте какие-то проблемы для общины Лор’данела. То пытаетесь встретиться с пленником, намеренно попадая в темницу. То заключаете мирные договора с другой общиной от имени старших сестёр Лор’данела. То портите лунный фестиваль, отдавая фейерверки и хлопушки Лиге Исследователей, чтобы те сделали себе пороховые заряды. А теперь намерились принять вызов троллей племени Пронзающего Копья, как чемпионы Лор’данела, вместо того, чтобы просто перебить всех этих клыкастых бестий. Толпа жителей общины набросилась на вас, желая хорошенько намять бока, дабы больше вы так не своевольничали. Ох и весело же было им глядеть за улепётывающей жрицей!


#23

Новый джин троллей Лор’нт Громовый Зов, прозванный эльфами Лорентом Громозовом, решил пойти войной на Лор’данел, дабы отомстить за славного джина Джор’кила, подло убитого гнусными эльфийками во время войны, завершившейся два года назад. Вождь бросил вызов Лор’данелу, решив устроить состязание. Условие состязания простое: эльфы должны бороться по правилам троллей, и если они проиграют, то тролли идут на них войной. Правила троллей, однако, подразумевают законное и открытое жульничество последних. Община Лор’данела отказывается принимать вызов троллей, изгоняя Вереск и её отряд со своей земли. На сторону Вереск встаёт община служителей Малорна.
 

  • Вы разорили настоящее логово над Чревом Пустоты, уничтожив аптекаря Ферроу и разогнав его зверинец, тем самым пресекая деятельность фармацевтического сообщества в лесах близ Лор’данела. Полынь добывает ценный трофей, голову Ферроу. Кроме того, из рукописей Ферроу вы узнаёте, что настоящее имя господина Т – Тиган, убийца света из руин Алталаксы.
     
  • Дав совет Вереск о том, какую из двух общин эльфов представлять на состязаниях, вы напоминаете о том, что обе враждующие общины – пошли от разрушения Аубердина.
     
  • Вы соглашаетесь со вставшей у вас на пути Вереск, что поверженный в финальном бою джин Лор’нт должен остаться в живых, тем самым позволяя ему уйти в лес.
     
  • Левша, Полынь, Ветвь – покидают северное тёмнобережье, в связи стяжёлым состоянием после сражения с аптекарем Ферроу. На лодках они отправляются вместе со служителями общины Малорна к их кочевой стоянке. 
     
  • Победив хитрых троллей, ответив им ещё большей хитростью, вы навлекли на себя проклятья их шамана, а так же узнали о том, что не все они поддерживали и ждали победы Лорента. Он был лишь одним из двух претендентов на власть в племени Пронзающего Копья.

______________________________________________________

На Путешествии появилась возможность включиться в игру за фракцию троллей джунглей, верных Лоренту Громовому Зову. Спасаясь от распрей в землях Гурубаши, племя Пронзающего Копья переселилось на тёмнобережье во времена третьей войны, долгое время придерживаясь мирного соседства с эльфами Аубердина. Катаклизм разрушил прежний уклад троллей, вынудив уйти с родной земли. Тогда же к власти пришёл вождь Джор’кил, полагающий, что если тролли помогут Гаррошу, напав на эльфов с севера, то во время будущей делёжки северного Калимдора – получат лучший кусок. Желание добыть хорошие земли для своего народа поставили племя на край гибели. Джор’кил был убит, лучшие воины пали, хорошие земли не были добыты, а власть в племени перешла к двум амбициозным советникам убитого джина. И те долгое время были заняты взаимной грызнёй, называя себя вождями, покуда джин Лор’нт не стал вождём-изгнанником. 

На Путешествии появилась возможность включиться в игру за персонажа из отряда наёмников, называющих себя Красные Вороны. Этот отряд преимущественно состоит из чужеземцев, но в нём есть и ночные эльфы, кто потеряли бессмертие и ныне пытались взять от жизни всё, приспосабливаясь к новому миру. Одна из этих эльфов, Ириент, лейтенант банды воронов на тёмнобережье, уже сталкивалась с отрядом Вереск ранее. Ей было поручено организовать засаду и уничтожить тех, кто придёт за таинственным грузом, который наёмникам было поручено охранять. Грузом оказалась химическая бомба, предназначенная для уничтожения того, кто первым откроет сундук. Наниматель рассчитывал на гибель отряда наёмников Ириент, что очень сильно задело ту за живое, когда правда всплыла наружу. Когда карлик Левша согласился сохранить жизнь поверженным наёмникам, Ириент увела оставшийся отряд, признав своё поражение. 


#24
tQVNhPE.png

   Когда два года назад неизвестная хворь напала на горное поселение Пронзающего Копья, тролли пошли за своим новым амбициозным вождём, Джор’килом, в земли эльфов, желая силой забрать не охваченные порчей леса. Вождь утверждал, что новые друзья-орки раскрыли ему глаза и показали всю правду об эльфах, отравляющих тёмные берега своим колдовством. До того дня многие годы проживая в мире с эльфами, отделённые от них горной грядой, тролли и эльфы начали войну. Два года противостояния ослабили обе стороны. Лор’данел не смог оказать должной поддержки защитникам ясеневых лесов, а племя Пронзающего Копья, потеряв своего лидера, оказалось на грани раскола, преследуемое всё той же губительной хворью.

   Желая принудить эльфов Лор’данела заплатить выкуп за ненападение и тем самым усилить свои позиции в племени, воевода Лор’нт, собрав военный лагерь, вызывает на бой лучших воинов вражеского клана и их чемпиона, строя тем коварные козни, но проигрывает итоговое состязание, отравленный другим претендентом на власть – ведьмой Шайей и её сыновьями. Не смотря на подлый нрав Лор’нта и его окружения, отряд решает поддержать меньшее из зол, рассудив, что с семейством более лояльной к Орде ведьмы во главе племени, тёмные берега будет ждать новый конфликт. И вот, ваш прежний враг - ваш новый союзник. 


#25

[spoiler]

[media]https://www.youtube.com/watch?v=JLkuUuXSTs8[/media]

[/spoiler]
 

ylT5Zhi6.png

    От людей мне доводилось слышать поговорку, смысл которой ускользал от меня до поры. “Человек рождается один и умирает один”. Эти слова поначалу были странными для многих детей нашего народа. Ведь всем известно, что таинство рождения проходит под взором Богини, и она же провожает души доблестных воительниц на небесный свод, к сонмам героев прошлого, родным и близким. Дети звезд не одиноки даже в самый страшный час своей  жизни.
    В тяжелые дни войны нередко думалось мне, что Богиня отвернула свой лик от звездного народа, и людская поговорка теперь применима к каждому из нас. Но мне судьба даровала больше, чем иным - тебя. Ту, кто была рядом еще в лоне матери, ту, с кем через все опасности наших коротких жизней мы шли, не размыкая рук. В кровавых сражениях и попытках спрятаться от неизбежного, среди врагов и бывших друзей мы были вместе - и не страшились гибели. Кажется мне, смерть медлила, видя, что у нее нет власти над нами - и Ночная Воительница не торопилась сопроводить нас в последний путь.
    После сражения с умертвием и его созданиями, израненная и истерзанная, я была одна. Конечно, я боялась умирать - не до криков и дрожи, но с тем молчаливым почтением, что полагается выказывать неизведанному и неизбежному. Страшнее было понимать, что я не смогу передать тебе весть, от которой может зависеть уже твоя жизнь. Впервые я почувствовала, о чем гласила людская поговорка. И в тот миг показалось мне, что отныне вечное одиночество - мой удел, и никогда мне больше не суждено услышать твоего голоса. Ты виделась мне на грани сознания, но не была я уверена, что то - не грезы, порожденные кипением в крови ядом умертвия, и постыдные слезы лились из моих глаз.
    Однако, думая о том, что я смыкаю веки в последний раз, через долгие часы я вновь открыла их - в поселении служителей Малорна, где надо мной склонились целители. Они говорили о моем возвращении - и, слава Богине, я не могла произнести ни слова! Ведь каждый считал, что мне уже доводилось бывать в этих местах, охотиться с женщинами и рыбачить с мужчинами, что ведомы мне их нравя и имена. Меня приняли за тебя, и отныне мне надлежит поддерживать их веру в это. Ведь ты была их героиней, их другом, и они желали помочь именно тебе - я была им не нужна.
    Впрочем, вскоре я покину общину. Я не хочу, чтобы тебе довелось узнать и пережить то, что почувствовала я. Даже если мне не удастся уберечь тебя от гибели, я буду с тобой. В миг, когда мир будет сотрясаться в агонии, когда объятые пламенем леса содрогнутся под ордами невиданных чудовищ, а океаны крови захлестнут землю, я хочу держать тебя за руку.


#26

[spr=‘Модуль по Катаклизму, картинки с прошедшей игры’]

[/spr]


#27

 

[spr=‘Страница 1’]

[/spr]

[spr=‘Страница 2’]

[/spr]

[spr=‘Страница 3’]

[/spr]

[spr=‘Страница 4’]

[/spr]

FAQ

  • Это флешбек, посвящённый сценарию падения Терамора;

  • Основа игры это выполнение квестов группой героев;

  • Старт игры ещё не согласован;

  • Игрок-командующий согласован и выбран;

  • Игроки-офицеры не выбраны;

  • Фракция Орды неиграбельна;

  • Механические вещи строго из стартового комплекта сундуков;

  • Основные игровые декорации установлены в фазах;

  • Да, это игра в самоубийц, можете не напоминать;

  • По прочим вопросам skype: noplayercharacter


#28

Брок

1y9ruto.png

      Малый Брок - детина о двух с лихом метрах ростом. Горячо желал служить в армии, мечтал о лихих кавалерийских атаках и сверкающих рыцарских доспехах. Записался в ряды доблестной армии уже в Тераморе, принял участие в Северной кампании, где и был замечен капитаном Варусом. На данный момент занимает почетную должность первого и единственного телохранителя последнего. Говорят, Малый может на плечах поднять кобылу с всадником в полном рыцарском доспехе. И многие, узревшие Малого воочию, этому верят. После того как Брок спас жизнь капитану на поле боя, был награжден двумя именными клинками, которые сами по себе стоят целое состояние. Бережет их как зеницу ока. Ни о чем не мечтает в жизни, кроме как нести службу на своем нынешнем месте. Бесконечно предан Варусу, который сыграл определяющую роль в его жизни.


#29

3itC9NUS.png

Дунбрадун: Пожилой волшебник, всю жизнь посвятивший Тераморской башне искусств магических, преданный услужник Джайны, рьяный блюститель порядка и безопасности родных чертогов, земель, принадлежащих достопочтенному роду Праудмур. Еще начиная со стародавних времен, приверженец воинствующего образчика чародейства, с хладным для врагов, но упоительно трепетным и теплым отношением к родным и близким, соратникам, обыкновенным землякам. Много работает и в последние годы, все свободное время проводит в крохотной, специально выделенной ему, комнате, увлеченный упоительнейшим штудированием архаичных фолиантов. Гордится подаренными ему, на седьмой десяток, “парадными” регалиями, одевает их, как это водится, по особенным случаям. Важнейшим проявлением чудодейства считает неуклонное соблюдение школы, переходившей единым пластом всех школ мастерства аркановластвования от учителя к ученикам, со всеми присущими догмами, уставами, ритуалами и отличиями.


#31

[spr=‘1-ый день’]

[/spr]


#32

[spr=‘2-ой день’]

[/spr]


#33

[spr=‘3-ий день’]

[/spr]


#34

bfMuetn.png

Нелемир Вену’Сорэ в своё время занимал пост одного из командующих регулярных войск Кель’Таласа, но во время падения королевства находился в командировке вне его границ. Тогда он получил письмо от своего давнего друга с извещением о трагедии, о том, что он спас почти всю его семью и увёз в Терамор. Тогда Нелемир последовал приглашению своего брата по оружию, который довольно скоро занял пост советника, и отправился в морское королевство к нему и семье, в итоге став его заместителем и специалистом по военной стратегии. Помимо этого, Нелемир известен своим кристальным клинком Солнечная Слеза, что разбивает металл как дерево, и достался ему от его отца. 


#35
Брифинг на 4-ый день

~ Отряд в две сотни воинов останавливается на северной сторожевой башне, разбивая палатки вокруг возвышающегося над болотной растительностью укрепления. Местные узники – около двадцати офицеров и приближённых к ним людей, обвинённых в военных преступлениях, совершённых во время резни в Таурахо. Были арестованы по приказу генерала Готорна, а после его гибели оказались никому не нужны. Ныне они вновь в строю.

~ Ведьмин Холм, место, где некогда располагался постоялый двор и несколько домов, был затоплен во время буйства стихий. Ныне же лейтенант Брут и контингент из десяти воинов заняты установкой тут нехитрого частокола под будущий перевалочный пункт, расположившийся в дне пути от Терамора на север. 

[spr=‘Локальная карта региона’]

cQawqJ.png

[spr=‘Событие 1’]

M7li6z.png
[/spr]

[spr=‘Событие 2’]

[/spr]

[/spr]

[spr=‘Статистика: отряды’]

[/spr]

[spr=‘Статистика: советники’]

[/spr]

#36

r4hp0.png
Айари -  относительно молодая и эксцентричная эльфийка, чьей спутницой жизни является медицина. Казалось, что такая стезя выглядела слишком утопической для такой непоседы, вечно стремящейся к опытам, но искусность в этом деле говорит об обратном. Тераморский госпиталь - место, где она практически живёт. Вряд ли холеричная сущность позволила бы девушке сидеть в ожидании чего-либо, поэтому приходится идти вперед и пытать удачу с новыми врачебными экспериментами.  Терамор - именно тот город, который златовласая может смело назвать своим домом. Казалось, портовый город - не самое роскошное и фешенебельное место для обитания представителя эльфийской расы, но в таком она абсолютно не нуждается.  Незамысловатость и скромность в выборе - вот её попутчики.


#37

Небольшая серия мини-рассказов от лица солдат Первого.

(Продолжение следует)

День 3, Северная Башня, первый вал 

  • Сучье племя, я себе все руки об лопату стер! - сказал Джон и грязно выругался. Шел второй день как они отбыли из Терамора. Солдат хорошо запомнил то утро: приказ построиться на плацу, краткая, но очень емкая речь капитана Тороса и испуганные глаза рекрутов. А потом - утомительно долгий марш по болотам.

Самое хреновое в солдатской жизни это не бой. Нет, бой - страшная штука, это да. Вот только они случаются редко. Гораздо чаще приходится вот так волочиться по болоту, мерзко хлюпая ботинками. Если кто-то попросит Джона описать войну, он ответит: «Война состоит из девяти частей вот таких вот походов, когда ты волочешь на себе груду бесполезного железа под проливным дождем в окружении таких же неудачников, и одной части жопораздирающего страха».

И оказался бы неправ.

Потому что война - это еще и тяжелая работа. Физическая. Вот как сейчас их отделение отрядили на сооружение оборонительного вала, пока их соседи валили лес для частокола.

  • Заткнись и копай, - мрачно посоветовал ему кто-то сзади.

Джон отвечать не стал. Да и чего тут ответишь? Приказ есть приказ. Поплевав на ладони, он ухватился за гладко отпоролированное чьими-то руками древко. Загребай побольше, кидай подальше, отдыхай пока летит…

День 3, Северная Башня, жилой лагерь, вечер 

Несколько рядов палаток расположилось прямо у подножия Северной Башни. Сумерки уже опустились на землю, так что несколько солдат уже принялись разводить костры: скоро ощутимо похолодает, да и жрать пора готовить. Слышались громкие обсуждения прошедшего дня, кто-то костерил подчиненных за криво срубленные деревья для частокола, которые, по мнению вопящего, были слишком тонкими. Все как всегда.

Полковник Хоффман было нагрянул с проверкой, но - повезло! - этот эльф-советник отвлек его и куда-то увел. У Джона чуть было сердце не выскочило: он как раз собрался откупоривать кувшин вина, что выйграл в кости у давешних стражей крепости. Бедолаги, что сказать. И от Хоффмана втык получили за то что мечи и доспехи чуть ли не ржаветь начали, и вино проиграли.

Поодаль от лагеря еле виднелся первый вал, достигший уже двух метров в высоту. Не то чтобы он в своем текущем виде представлял настоящее оборонительное укепрепление, но через еще парочку дней это будет настоящий пятиметровый вал с частоколом и пандусами для стрелков. Об такое любой авангард зубы поломает. К тому же, насколько Джон понял, им предстояло соорудить еще несколько похожих валов. С одной стороны, его не прельщала идея вновь браться за лопату; с другой, он помнил, что когда дела шли вразнос, ему почему-то очень хотелось вернуться в прошлое и, сука, работать лопатой чуть пободрее. Джон отлично знал разницу между пятиметровым валом и шестиметровым, тем более что порой она становилась разницей между жизнью и смертью. Быстренько приложившись к кувшину, он вышел из палатки. В желудке начинало неприятно урчать, так что солдат решил, что сейчас самое время найти себе чего-нибудь пожрать.

День 3, Северная Башня, жилой лагерь, вечер 

Еще подходя к костру, Джон понял: что-то не так. Не в смысле что Орда явилась на неделю раньше положенного и сейчас они все встретят геройскую смерть. Скорее «не так» было из разряда «кто-то опять просрал лопаты, чем мы завтра копать будем».

Подойдя чуть ближе, он услышал как Боб - их сержант почетного возраста - что-то затирал Копченому. Копченый - это, кстати, жопа. В прямом и переносном смысле. Прозвище свое он получил за то, что как-то рах надрался и уснул около незатушенного костра. Проснулся только когда на нем одежда подгорать начала. В тот раз обошлось без тяжких увечий, но вот прозвище прилипло раз и навсегда.

  • А я говорю: хрен! Сказано ж вам, баранам: нельзя пить здесь воду! Или ты, олень жопорогий, хочешь весь бой в кустах просидеть? - расслышал Джон.

Его всегда удивляло излюбленное выражение Боба - «олень жопорогий». Несколько раз они с товарищами пытались представить, как это должно выглядеть, но получалось как-то не очень.

А настроение у старика и впрямь было мерзким. Очевидно, только что ему прелетело от Тороса, так что теперь он пришел делиться ощущениями со своим отделением. А судя по тому, с каким пылом он принялся это делать, самому Торосу перепало от Хоффмана.

  • Да а чо? - удивлялся копченый. - Вод как вода. Вон, прозрачная даже, - показательно сунул сержанту под нос кружку с водой.

  • Я сказал - сначала кипятить, а потом пить! - начал срываться на крик Боб. Старикан хоть и с виду казался уже мирным, но на самом деле расходился почище молодых. - Ки-пя-тить, олень ты жопорогий! На костре! Увижу как пьете прямо из реки - я вас, баранов, в этой реке и утоплю. Понял?

  • Так точно! - вытянулся по струнке Копченый. Видимо, до него тоже дошло что Боб не шутит.

Улыбнувшись - ситуация действительно выглядела комично - Джон прохлюпал дальше. Где уже в этом лагере кормят?


#38

     Семь дней по каменистым тропам Когтистых гор шёл маленький караван в пять фургонов, покинув родные Ясеневые леса. Охотники и торговцы направились на условленное место встречи, где многие годы подряд встречались с жителями прерий, выменивая пушнину на дары равнин. У огня собрались несколько ночных эльфов, несколько исследователей-чужеземцев, вольные попутчики и странники, барды и монахи, которым было не к кому прибиться в этом истерзанном войной регионе. У них не было золота, чтобы платить за защиту, а потому весь обмен вёлся шкурами зверей и красивыми безделушками. Караван встал там, где когда-то был пышный лес, а ныне – пустошь, усеянная покосившимися вышками и разрушенными войной лесопилками. Спорные земли всегда были приютом для скитальцев, искателей приключений, разбойников и лазутчиков. Караван будет стоять на месте несколько дней, пока не продаст шкуры. И тогда, пути собравшихся вновь разойдутся.

Сторона : нейтралы;

Место : Когтистые горы;

Таймлайн : текущее серверное время;

Связь в игре : Тилтурал, Полынь, Вереск. 

[spr=‘Путешествие плавно вливается в текущее серверное время. Пара картинок для обзора первой игры.’]

[/spr]


#39

     И вот, настал последний день пребывания каравана из Ясеневого леса в Когтистых горах. Шкуры были проданы и стоянка сворачивается. Все, кто были спутниками и попутчиками обоза последние дни – готовятся продолжить свой путь, собирая вещи и погружая последние товары в фургоны. Этой ночью Тилтурал повёл караван на север, чтобы вернуться в родные края, подарив жителям Астранаара товары детей прерий. Странник-монах Шайнинг и охотница Энаэллис составили караванщику компанию. Вереск и Полынь выдвинулись на юг вместе со странниками шу’хало. Гоппи, Крейтон, Анкано, Миграсса, Броук, Айове и Тонх избрали дорогу, каждый сделав свой собственный выбор, куда им следовать. На этом игра вокруг каравана торговцев завершена, каждый участник волен пойти туда, куда ему захочется.

[spr=‘Картинки с вечерних игр’]

[/spr]


#40

Обитатели Лагеря экспедиции Северной Стражи, что в Когтистых горах, редко получают новости о происходящем в это время в Степях восстании. Кто-то из них даже рад такому положению вещей, кто-то же жадно воспринимает любые крупицы информации о происходящем в чухиж землях. Так или иначе, свежую порцию рассказов о войне с Гаррошем и его прихвостнями им принес буквально пару дней тому назад друид в покрытых засохшей кровью одеждах, который, обрадовав всех сжатыми сведеньями о героических победах, поспешил отправиться в стоящий там же лагерь ночных эльфов.

На следуюшее же утро среди обывателей укрепления поползли любопытные слухи о цели визита друида. Откуда-то появилась информация о том, что говорящий с лесом прибыл что бы просить помощи у главы прибвышего больше месяца тому назад каравана, жрицы Элуны по имени Вереск. Дескать, в Степях, помимо столкновений с Кор’Кроном, существует еще кое-что, что требует вмешательства как можно скорее. И, вроде бы, ему для этого требуются те, на кого можно положиться.

Кто может дать более четкие объяснения происходящему, если не сами эльфы?

[spr=связь]/w Данариан, скайп rocketownz, дискорд rocket#1678 для деталей[/spr]


#41

       Около двух месяцев назад караван торговца из Астранаара встал на ничейном пустыре, чтобы торговать с детьми прерий. Они везли шкуры Ясеневых лесов, чтобы обменять их на злаки и напитки Когтистых гор. Навстречу детям звёзд пришли шу’хало Мрачного Тотема. Когда торг завершился, когда мешки с зерном были обменяны на тяжёлые, позвякивающие железом ящики со шкурами, стороны стали расходиться. Несколько эльфов отправились вместе с народом прерий, чтобы гарантировать им защиту от своих сородичей. Два месяца упорной и кропотливой работы. Уступки, ритуалы, обсуждения, заверения и демонстрация дружбы. Кто, если не другие истинные обитатели Калимдора, смогут найти язык с Мрачным Тотемом? И он был найден. В то время как орки пытались покорить своенравное племя силой, иные нашли путь к его сердцу. Ныне, шатры племени скапливаются у подножия Каменного когтя, воины их со сталью эльфов и карликов в руках. Вскоре, расклад в целом регионе изменится. Нельзя его будет обратить вспять. Дипломатия – могущественное оружие, даровавшее триумф в соглашении о свободном пути и торговле. Придёт время и гонцы доставят эту весть в соседние земли, охваченные войной.

·         Дипломатическая миссия в Когтистых горах постепенно подходит к концу;

·         Выбирается новый пункт назначения для продолжения странствий;

·         При совпадении взглядов и отсутствии угроз, можем брать с собой попутчиков;

·         Для связи – смотри пост выше. 

_______________________________________________________________________


#42

Прерывать дипломатическую миссию только лишь из-за опасений одного друида - нельзя, но не менее глупо будет оставить тревожащие говорящего с лесом вопросы без присмотра.

Такой ответ получил прибывший в Лагерь экспедиции Северной Стражи около Пика Каменного Когтя что бы просить о помощи Данариан, и это его более чем устраивало. Он не претендовал на крупный отряд, и был рад присоединившейся к нему жрице Вереск.

Путники отправились в дорогу на следующий день из находящейся у подножия Пика (и лагеря людей) тауренской деревни. Шу’хало согласились выделить проводника, а так же вождь племени поспособствовал присоединению к отряду молодого и сильного воина Жерргана. Сам он, впрочем, считает свое путешествие скорее изгнанием, спровоцированным недоверием вождя.

Ближе к закату первого дня группа разделилась: Данариан, с помощью калимдорских птиц пытавшийся связаться со своими знакомыми, отправился на обусловленное место встречи, тогда как оставшиеся продолжили дорогу.

К своему разочарованию, только одна его знакомая откликнулась на зов. Обсудив ситуацию, друиды поспешили нагнать караван.

В отсутствие зачинщика всего путешествия, таурены и жрица наткнулись на небольшой лагерь, принадлежащий троим служителям Света, скитающимся по миру что бы нести три добродетели. Когда служители Кенария настигли своих спутников, те уже успели выяснить, что со жрецами приключилась беда: их проводник сбежал, забрав с собой вьючных животных и провиант, из-за чего они вынуждены присоединиться к эльфийско-тауренскому отряду.

Всего один день пути оказался таким насыщенным на события, а ведь путь до Степей остается еще достаточно долгим.