Притча о пандарене [У Жи Чон]


#1

У и Нюцзао

Под небом Пандарии все [народы] знают, что красивое есть красивое. Точно так же все знают, что добро есть добро, но оно ещё и зло. Из небытия произошло все; из невозможного и возможного – род Чон; из длинного и короткого – его путь.
В Северных горах обитает пандарен, зовут его У. Деяние его столько храбрые, что в длину достигают неведомо количество шагов. Он может обернуться тигром, а может и птицей. В миг, взмывает он ввысь, и его лапы застилают небосклон, словно грозовая туча. Поднявшись на облаке, летит [У] на южные земли, а земли эти принадлежат народу и Южному Богу. В истории Хранителей Истории сказано так: «Когда У летит в Танлунские степи, птицы вокруг слышат за три тысячи шагов вперёд.» Там [У] долго говорит с Черным Быком так: «Пыль, взлетающая из-под копыт диких яков, — такова жизнь, наполняющая все земное. Голубое небо — подлинный ли это цвет? Если ветер слаб, то тебя он в полете не удержит. Пролететь ты можешь девяносто тысяч шагов только потому, что верой живёшь. И долетаешь до Южных земель потому лишь, что взмываешь в поднебесье, не ведая преград. Есть ли предел силе и духу моему? » Тогда Нюцзао отвечает ему: «За пределом есть еще предел.»

Учение Неизвестного Воина

Неизвестный Воин спросил У: «Знаешь ли ты, в чем войны подобны друг другу? Знаешь ли ты то, что не знаешь? Стало быть, ты ничего не знаешь?» У не знал, что ответить и тогда Воин cказал: «Если крестьянин переночует на сырой земле, у него заболит поясница и отнимется тело. А вот случится ли такое с воином? Кто же из этих двоих знает, где лучше спать? Пандарены едят мясо яков, яки едят траву, сороконожки лакомятся червячками, а орел охотится за крысами. Кому из этих четырех ведом истинный вкус пищи? Хороший воин живет духовным! Даже если загорятся степи, он не почувствует жары. Даже если замерзнут все реки Пандарии ему не будет холодно. Даже если молнии расколют великие горы севера, а ураганы поднимут волны до самого неба, он не поддастся страху. Такой воин странствует на налегке, ездит верхом на тумане и носится там, где нужен [он]. Ни жизнь, ни смерть ничего в нем не меняют, тем больше мысли о пользе и вреде!»
Наконец У спросил: «Я слышал от Мудрого Чон, что сильный воин не обременяет себя мирскими делами, не ищет выгоды, и лишь держится за путь. Порой он молчит — порой говорит и ничего не скажет. Так он странствует душой за пределами мира пыли и грязи. А что скажешь ты?» Тогда Неизвестный Воин ответил: «Эти речи честней самых честных речей. Но ты слишком скор в учение. Видишь яйцо — и уже хочешь слышать огненное дыхание облачного змея, видишь меч — и уже думаешь, что убил йети. Я расскажу тебе, когда придётся.

Груммель и Северный Бог

У из Чон сидел, облокотившись на столик, и дышал, внимая небесам, словно и не помнил себя.
— Что я вижу! — воскликнул Неизвестный Груммель.
Тело — больше тысячи шагов,
Сердце — спокойней Нефритовых Рек.
— Ты хорошо сказал, Неизвестный Груммель! — ответил У.
— Позволь спросить об этом, — сказал вновь груммель. — Великий Северный Небожитель выдыхает воздух, зовущийся ветром. В покое пребывает он. Иной же раз он приходит в движение. Разве не слышал ты его громоподобного пения? Почему ты следующий пути не рядом с ним? Тогда У ответил так: «Веселье и печаль, надежда и конец, перемены и неизменность, как день и ночь, сменяющие друг друга перед нашим взором. Понимая всё это, уши мои, глаза и нос всегда рядом с ним. Слову его я доверился, и нельзя забыть его образ! Не будь его [Небожителя] не было бы меня, а не будь меня, не было бы необходимости делать выбор. О, как велик Северный Бог, что всегда рядом со мной!»

Отец Чон

У пришел к отцу и попросил разрешения спуститься с гор. Куда же ты направляешься? — спросил отец. Я иду на войну, отец — ответил У. А что ты будешь там делать? — вновь спросил Отец Чон. Я слышал, что война пришла на земли наши, — сказал сын. Кто позаботится о доме нашем, если не мы? Я помню, отец, твои слова: «Не беспокойся о тех народах, что живут далеко. Сражайтесь там, где мы живем .» У ворот нашего дома, где живут Чон, орды врага. Я применю на деле то, чему учили меня, и помогу навести порядок на родине нашей.
— Ах, вот как! — отозвался Отец. — Тогда ты зря пришёл сюда. Путь Воина не терпит смятения, ибо, когда умы наши охвачены смятением, истина дробится, а когда истина раздроблена, ты охвачен тревогой, если же ты не можешь одолеть тревогу в своей душе, ты никогда не станешь свободным.
Когда уничтожена будут орды, то печали не будет! — воскликнул У, воодушевившись речам отца. — Как велика разница между простым и сложным! Как велика разница между нашим добром и чужим злом! О, как прост путь мой!

https://ru.charscrolls.com/c/u-zhi-chon


#2

Круто. Всё написано простым и понятным языком! Ты удивляешь, Коллайдер, реально. Пиши побольше.


#3
История Неизвестного Воина

У, внук знаменитого в горах монаха храма Небожителя, Неизвестного Воина из рода Чон и сын Кузнеца Чон известного своим отважным характером. Дед его, Неизвестный Воин, хоть и не был большим мастером, имел нрав столь могущественный, несговорчивый и праведный, что даже самые уважаемые пандарены признавали в нем отдаленное сходство Северным Богом. Кто знает, может быть, оттого, что [У] обучался у такого человека, он тоже, имел схожий ему путь, хоть и не отличался никогда мудростью своего прародителя.

Четыре конца света

У был в горах Кунь-Лай, когда встретил хозена. Низкорослый хозен спрашивал о других землях, а пандарен отвечал так: «Я познакомился с жителями четырех концов света и установил, что они по своему характеру совершенно различны. Все кто на востоке [люди] – почтительны, хитры и опытны в своем пути. Мертвые, населяющие север, коварны и потеряны, – но такими сделали их те, кем они стали. Они недалеки, злобны и слабы, в бою особого вреда причинить не могут. Мы же находимся на юге. У нас не принята коварность, но в почтительности хитрость, наши лапы сильны как сталь, а ноги крепче скал. Мы воспитываем в себе жизненную энергию и накапливаем духовные силы. Мы достигаем совершенства и потому не теряем жизнь даже мертвыми. А вот на южном континенте, народ не хитер, похотлив и склонен к преступлениям. Эти [орки] любят кровавые драки и не способны познать благословленный [небожителями] путь. У них процветают ссоры и сплетни, они утопают в море лжи и злобы.»