Дом Тель'Маэль


#1

 

Дом Тель’Маэль

К небесам!

 

 

_ Первый принцип: почтение. _

_ “В какой бы земле ты ни оказался, всегда демонстрируй почтение к ее обитателям и заботу о тех, кому повезло меньше тебя”. _

В эпоху героев, когда мир был еще молод, среди сотен великих воинов королевства Квель’Талас имена потомков Анрода Тель’Маэля звучали громче всех. В те дни они мало заботились о богатствах и влиянии. Защита королевства и стяжание славы на поле боя - вот какими были их цели. Их происхождение было далеко не благородным. Основатель, Анрод, считался незаконорожденным сыном какого-то лорда. Ходили слухи, что отцом его был один из младших принцев, но подтверждения они так и не нашли. Однако, неважно, чья кровь текла в жилах первого Тель’Маэль, высокого положения он добивался своими силами. Его наследники продолжили сражаться в одних рядах с простыми солдатами, и больше, чем кто-либо, понимали важность простых эльфов для благополучия Королевства

_ Второй принцип: верность. _

_ “Прежде всего, служи своему королю. Затем, служи своему дому. Третьим, заботься о своей семье. Служа, забывай о себе и своем благополучии”. _

Анрод и его потомки получили все, что имели, из рук Санстрайдеров. Земли, титул, высокое положение. Кому, как не им понимать ценность выплаты долга? А без доверия друг другу Дом не смог бы выжить в непрекращающейся войне. Слово Тель’Маэля - крепче камня. Предать свое обещание - значит покрыть себя позором, единственным исключением может быть сила старшей клятвы - Дому и королю.

_ Третий принцип: храбрость. _

_ “Только храбрый может решиться отречься от своих страстей и посвятить себя служению. Будь смел перед лицом опасностей и смерти”. _

Век за веком проходил в долинах, принадлежавших Тель’Маэль, в постоянных конфликтах. Чтобы выжить, Дом воспитывал своих членов с самого раннего возраста, как будущих воинов, вкладывая в их сердца единственное желание - умереть, сражаясь за Квель’Талас и Ястребинные Башни. Ни один из потомков Анрода не признавался совершеннолетним, не окропив свой клинок кровью. Те же, что показывали спины врагам, навсегда лишались родового имени и изгонялись.

_ Четвертый принцип: знание. _

_ “Истинное служение возможно лишь в том случае, если ты приумножаешь познания и пытаешься постичь мудрость предков”. _

Королевство держится не на одних мечах, иначе оно превратилось бы в банду головорезов. Тель’Маэль всегда понимали необходимость воспитания детей, способных не только к сражению, но и к мирной жизни. Многие из членов Дома служили Санстрайдерам не на полях сражений, а при сильвермунском дворе, используя свои знания и способности. Казначеи, советники, известные ученые и магистры - хроники Дома помнят немало славных кровников, нашедших свое поприще вдали от поля боя.

Пятый принцип: превосходство.

“До тех пор, пока бьется твое сердце, не дай никому быть лучше тебя. Но помни, что лучшие смиряют свою гордость”.

Тель’Маэль честны, добры и открыты со всеми, неважно, простой ли это люд, или дворяне и короли. Но причины этой открытости далеки от признания ими равенства. Напротив, любой из членов Дома не может не считать себя выше и лучше всех остальных, тем более тех, кто не принадлежит к числу потомков Анрода. Каждый видит себя лучшим офицером, лучшим комендантом, лучшим главой Дома, лучшим королем, чем нынешний. Но Тель’Маэль умеют сдерживать свои истинные мысли. И ждать.

[spoiler]

Ранги:

Лорд Ястребиных Башен. Этот титул, передающийся по прямой линии от самого Анрода, принадлежит лидеру всего дома. Его власть над остальными членами абсолютна, но он редко напрямую участвует в политике. В данный момент: Лаэй Тель’Маэль.

Старейшина. Член малого совета при Лорде. Его заслуживают только наиболее талантливые и старые из семьи, получая прямой доступ к Лорду. Среди них распределены основные обязанности в управлении.

Кровник. Любой из потомков Анрода после церемонии инициации получает этот ранг. Кровники - инструменты дома. Они ведут войска, выполняют поручения, представляют семью при дворе и в различных организациях.

Клинок. Эльф, в котором не течет кровь Тель’Маэль, но поклявшийся служить Лорду Ястребиных Башен.

Слуга. Наемник, прислуга, обслуживающий персонал - все, кто получает деньги за свою работу на дом, но не связаны никакими обязательствами.

[/spoiler]

_ Резиденция: _

Башня Павшего Ястреба. Переименованные и отреставрированные после Войн, крепости дома Тель’Маэль находятся на восточной оконечности озера Элрендар, в высоких горах, на самой границе с аманийскими троллями. Добраться до них можно лишь по узким горным тропам. 

Сегодняшняя ситуация:

Большинство старших членов дома служит на границе в вооруженных силах и как чиновники, помогая восстановлению королевства. Но часть кровников, в основном молодых, трудятся в столице. Поместье Тель’Маэль располагается в западной части Луносвета. В данный момент представителем Дома в городе является Румил Тель’Маэль.

[spoiler]
Обитатели поместья:

Основной род:

Румил Тель-Маэль: распорядитель, глава Тель’Маэлей в столице. Потомок младшего брата Главы дома. Чиновник в Министерстве Двора.

Канвэ Тель-Маэль: племянник Румила, молодой гений, служит в торговой палате.

Арлен Тель-Маэль: младший брат Румила. Молодой и горячий рейнджер, главный охотничий.

Астэл Тель-Маэль: старший брат Румила. Смотритель за фонтанами при дворе с темным прошлым.

Грациано Тель-Маэль: прямой потомок главы дома Лаэя, четвертый в очереди наследования. Первый по старшинству в столице. Много лет служил в армии за пределами королевства, недавно вернулся домой.

Рианнон Тель-Маэль: сестра Грациано. Жрица.

Финвэ Тель-Маэль: кровавый маг, обитает в Фалтриене.

Безарель Тель-Маэль: кузина Румила, служит при Дворе. После внутрисемейного скандала была отправлена в Башни.

Лэйтар Тель-Маэль: брат Безарель, странствующий воитель.

Представители младших семей:

Фарисса Инкен-Дессант: четырнадцатилетняя девочка из младшей семьи, под опекой Румила.

Менлат Инкен-Дессант: старший брат Фариссы, некогда пропавший и вернувшийся рыцарем смерти.

Мериста Фалконспайр: девушка из младшей семьи, обладательница поместья и титула. Невеста Арлена.

Амессан Аль-Арид: представитель младшей семьи, управляет вооруженными силами Дома. Гвардеец.

Гости и слуги:

Киаран Солинье: взятая под покровительство Румилом колдунья с темным прошлым.

Магистр Лаурентис: маг, нанятый для обучения младших представителей дома.

Эаранил: дворецкий.

Ирениус: телохранитель.

Гиреон Темный Странник: некогда пребывавший в хороших отношениях с Домом рыцарь смерти, теперь - “клинок на службе”.

Илон - библиотекарь. 

курсивом обозначены персонажи-твинки
[/spoiler]

[spoiler]

Пока для внутреннего пользования. Легенда будет позже. : >

 [/spoiler]

[spoiler]

НРП-информация:

Мы уже довольно долго играем без топика, но назрела необходимость его создания, прежде всего для отчетов о происходящих событиях и общего информирования. Скорее всего, и дальше будем обходиться без ги-тега.
Те, кто заинтересован, “что там происходит в Замке Блеклых Сумерек” и хочет присоединиться - мы рады хорошим игрокам. Но, поскольку нас и так уже немало, вы должны нас действительно заинтересовать. [/spoiler]


#2

FableIIBLOG--article_image.jpg

 

Обручение

Тот факт, что Мериста Фалконспайр и Арлен Тель’Маэль обручаются отнюдь не по любви был известен всем и никого не волновал. Невеста - единственная наследница богатого поместья и титула младшего дома, служившего Тель’Маэль много веков. В Ястребиных Башнях ни в коем случае не желают отпускать ее за пределы рода. Церемония происходила вдали от глаз зевак и в присутствии лишь родственников и малого числа гостей, но не обошлось без проблем. В столице могли услышать о том, что некий эмиссар Кровавых Магов начал драку и едва не убил одного из гостей, но был успешно обезврежен охраной. К каким последствиям это приведет - пока никто не знает, но из поместья в Фалтриен в течение дня ездил не один курьер.


#3

Известие о том, что глава семьи Тель-Маэль созывает совет в Башнях Павшего Ястреба, стало неожиданным для всех её членов. Было чему удивляться: в последний раз поводом для такого собрания было возвращение принца-предателя и начало войны за Плато Солнечного Колодца. Поздно ночью небольшой отряд легковооружённых всадников покинул луносветское поместье и направился по юго-восточному тракту в сторону Элрендара. Остальным его обитателям было предписано не покидать стен своего жилища вплоть до окончания совещаний. Исключение сделано разве что для состоящих на службе в орденах и при дворе.


#4

Помимо того, что это и так было сказано публично, все живущие в столице члены семьи получили письмо, в котором старший брат Дома, Тель-Маэль Астэл, созывал их в четверг вечером для наказания женщины, чьи ядовитые речи опорочили имя семьи. Старейшина желает поставить перед кровниками вопрос о том, достойна ли эта женщина и далее оставаться под крышей дома Румила, или же ей следует отправиться в Башни Павшего Ястреба и найти супруга, чтобы закончить дни вдали от столицы.


#5

Внутри дома Тель’Маэль не все настолько спокойно, как пытаются убедить его члены - так говорят этим вечером в тавернах. Некто Солинье, которую семья благородно согласилась приютить, оказалась из тех эльфов, которые не помнят добрых дел. Из личной выгоды она крутила интриги и внесла раздор. Румил, представитель дома в столице, был вынужден посадить под домашний арест ее, а так же Грациано Тель’Маэля, четвертого в порядке наследования, Меристу Фалконспайр и ее жениха - Арлена Тель’Маэля. За связь с Солинье были с позором изгнаны несколько слуг.

Судьба вышеназванных будет решаться на совете семьи в ближайшие дни.


#6

Семейный совет перемешал карты тем, кто вязал силки и плёл сети для наследника и двух взятых под стражу девушек. Заключив, что предъявленные им обвинения основаны на ложных доносах купленных врагами семьи шпионов, Астэл Тель-Маэль своей властью старейшины освободил из-под домашнего ареста всех, кто был ему подвергнут. Кровники же, а именно Безарель и Румил Тель-Маэли, слепо доверившиеся злым наветам и не предпринявшие попыток разобраться в обвинениях, были наказаны. Леди Безарель под охраной отправлена в Башни Павшего Ястреба, чтобы в ближайшее время быть выданной замуж и закончить дни вдали от политики. Румил же, упавший накануне совета с коня, был отстранён от должности управляющего столичным поместьем. Вместо него представителем клана Тель-Маэль перед лицом лордов и магистров в Луносвете стал Финвэ, мастер ордена Магов Крови, в отсутствие которого за безопасность поместья будет отвечать Амессан Аль’Арид. Семья недовольна ошибкой вице-канцлера и, судя по всему, дистанцируется от него, покуда он не найдёт способа искупить свои ошибки.

Также стало известно, что властитель Ястребиных Башен, лорд Лаэй, прикован к постели и не может более править самостоятельно. Его единственный живой сын, также старый и больной, уже отрёкся от своего права наследовать. Таким образом, наследником и ожидаемым главой клана станет лорд Исриван Тель-Маэль, в своё время поднявший против деда мятеж. Его сын и будущий наследник, Грациано, находится в столице.

Последней же новостью данного совета, которая немедленно была донесена до сведения Двора и значительных семей Кель’Таласа, стало то, что Фарисса Инкен’Дессант была принята в клан как названная дочь Астэла Тель-Маэля. Ей отныне даровано семейное имя, за ней же закреплены и права наследования весьма значительных богатств, принадлежащих старейшине.


#7

Несмотря на события последних недель, жизнь в доме Тель’Маэль по-прежнему идет полным ходом. Наконец по всему городу объявлена дата свадьбы Меристы Фалконспайр и Арлена Тель’Маэля. Приглашения направлены во все аристократические и просто зажиточные дома Луносвета, без каких-либо исключений. Решили ли Тель’Маэль таким образом продемонстрировать свое богатство, или же подать кому-то знак о готовности к примирению - неизвестно, но слухи ходят разные.

Также идет набор прислуги и музыкантов для празднества. Церемония пройдет в поместье Дома, вход в которое находится на западе Базарной площади Луносвета. Гостей ждут к закату.

НРП: Если вы считаете, что ваш персонаж может быть приглашен и вам интересен эльфокрафт, то мы ждем вас сего числа (19.11) в 20:30 в указанном месте. Слуги-музыканты могут тоже прийти, но прежде обговорив все в скайпе: silavalar. Господ троллей (не зеленых и клыкастых, а толстых) прошу принять во внимание, что они без колебаний будут отправлены в молоко без извинений и разъяснения причин.


#8

Кампания в Тель’Луми для клана Тель’Маэль оказалась победоносной, хоть и принесла некоторые проблемы. Однако, несмотря на все, бывший наместник Астэл с остальными кровниками вернулся в столицу, заслуженно пожиная плоды победы. Новолетие семья традиционно собиралась мирно встретить в Ястребиных Башнях, куда и выехали все члены дома вместе с сопровождающими. Но беда пришла тогда, когда ее никто не ждал и в месте, которое клан Ястреба всегда считал для себя едва ли не единственной тихой гаванью.

Произошедшее старались скрыть - но полностью не получилось. Судя по слухам, ужин, который давал один из старейшин - Гавэйн, старший брат советников Астэла и Румила, закончился потасовкой. Грациано Тель’Маэль, наследный лорд, повздорил со старейшинами из-за привезенной им в дом предков любовницы - Киаран Солинье. Все едва не окончилось катастрофой - за нанесенные в пылу оскорбления Грациано вызвал Астэла на дуэль. Кровь бы обязательно пролилась, если бы не внезапно изданный эдикт о запрете дуэлей на неопределенный срок. Кто-то говорит о том, что к этому приложил руку вице-канцлер Румил, но это - всего лишь слухи.

Дуэль, таким образом, не состоялась, но напряжение между членами дома Тель’Маэль все же осталось, пусть последующие события его и несколько сгладили. Во-первых, Фарисса Инкен’Дессант была окончательно представлена Совету и признана дочерью и единственным наследником старейшины Астэла. Во-вторых, состоялось обручение Румила, сына Нанвэ, и дочери дома Джейдфлейм, леди Рионы. Грациано, по слухам, получил новое военное назначение и вскоре будет отправлен дальше от столицы, чтобы конфликт внутри семьи не привлек слишком много внимания. 

[spoiler][media]http://www.youtube.com/watch?v=_MPtXUeUznY[/media]

Топик немного обновлен. Возвращаемся к столичным игрищам и рады поиграть со всеми желающими. Адрес вы знаете.[/spoiler]


#11

Ястребиные Башни разослали во все пределы королевства гонцов, уведомляющих магистров и лордов о признании некоего Эаранила законным сыном и наследником магистра Астэла Тель-Маэля. Глава клана, как подобает в таких случаях, провозгласил о своей защите и покровительстве над троюродным племянником, а также объявил о своём намерении дать в его честь приём в столичном поместье, когда означенный Эаранил вновь окажется в столице. На приём были приглашены представители всех известных в Луносвете семейств, кроме семьи Винэ’Иту и опальной семьи Кровавых Клинков.


#14

По факту из Тель-Маэлей отыгрывается только Эаранил и Гирдуин (насколько я знаю, они физически расположены в совсем разных местах). Вступать некуда. Мы не играем.


#15

Серый флаг

Дороги Юго-Востока пусты. Пусты в прямом смысле: с них не только исчезли рогатки и солдаты в синем, не пропускающие грузы ни на Юг, ни на Север, мотивируя это приказом генерала Гавэйна. Солдаты ушли, однако поток торговцев из отрезанных прежде провинций в столицу отнюдь не хлынул. Лишь изредка можно встретить курьеров, возящих послания туда и сюда. О последних указах хозяина Луносвета в Ястребиных Башнях, без сомнения, знают: не меньше пяти гонцов из столицы въехали в их ворота за последние дни, а назад вернулись лишь двое. Один поехал в столицу, а другой - в неизвестном направлении.

Однако несмотря на требования предоставить и явиться, которыми столь громогласно разразилась столица, родовое гнездо Ястребов не покинул ни один воин. У отрогов гор внимательный глаз может заметить легкоконных разведчиков, а над ведущей к крепости тропой засели стрелки и навалены кучи камней, которые при случае можно столкнуть вниз. Всё это бы походило на мятеж, если бы не одно “но”. Флаги с парящим над башнями ястребом приспущены, вместо них реет серое полотнище. Символ траура и скорби. О ком или о чём скорбят старейшины Тель-Маэль - неизвестно.


#16

Пока не придёт король

Те, кто мог сегодня явиться в дом вице-канцлера, обнаружили бы его пустым. Бесценные скульптуры, дорогая мебель, увядающие без должного ухода сады были оставлены без всякого надзора. Не осталось даже защитных чар, которые обыкновенно стерегут имущество отсутствующих хозяев. Дом просто бросили. За всего одну ночь стены его выстыли, а из комнат не выветривается сладковатый запах гниющих лилий. Свезённые сюда министерские бумаги брошены в беспорядке, однако ни крови, ни других следов борьбы не осталось. Две серебряные цепи, с аметистами и сапфирами, брошены на полу в кабинете.

Двери внутренней башни, в которой обитают старейшины клана Тель-Маэль, открылись и закрылись на закате только затем, чтобы впустить внутрь вернувшегося в фамильный замок старейшину. Траурные флаги со шпилей никто не снимал, и просачивающиеся уже за пределы зала совета сплетни достигли жителей восточных провинций. Гибель короля Анастериана завершила данные когда-то предками присяги. Все последние годы Ястребиные Башни служили правящему лорду не из-за древних обетов, а потому, что считали его достойным этой службы. Однако последние события заставили их пересмотреть этот взгляд.

Лор-Темар Терон допустил своё публичное унижение, когда архимаг Этас, а не он, распорядился местом блюстителя трона. Лорды и магистры, оставшись равнодушными к скорбям своего народа, не поднялись против узурпатора, боясь за свои шкуры, но не за судьбу страны. Союзники по Орде отвернулись от Детей Солнца. Старые клятвы забыли все. Ястребиные Башни скорбят об ушедшей эпохе, когда законы и обычаи уважали, а честь не была пустым звуком. Ястребиные Башни скорбят об измельчавших сородичах, с которыми они отныне не желают говорить. Ястребиные Башни скорбят о своём короле.

Можно было восстать и умереть в бою. Можно было, уподобившись змеям, пустить в ход яд и коварство, убивая врагов из-за угла. Старейшины клана Тель-Маэль предпочли изгнание в своей цитадели. Двери внутренней башни по-прежнему закрыты для всех, включая и младших членов клана. Однако сомнений в том, что старейшие его члены больше не желают слышать ни о прогнившем королевстве за их стенами, ни о его слабовольном и ничтожном правителе, не возникает. Ястребы ушли. Ждать, когда на трон сядет король, достойный их службы. А до тех пор они останутся наедине с данной некогда клятвой не допустить троллей Амани за отроги гор и своей скорбью по последнему настоящему королю. Лорд Башен не отдавал приказа кровникам подать в отставку, однако так поступили многие из тех, кто ещё служил в провинциях. И первым это сделал генерал Гавэйн, перевязь которого привёз среди ночи курьер, отдал первому попавшемуся городскому стражу и умчался обратно на юг.

Король умер.


#17

Ветер крепчает

Ястребиные Башни, ощерившиеся копьями и стрелами, будто и не замечали, что происходит вдали от их высоких стен. Башни молчали, когда с попустительства лорда Телемара у их границ встали войска Винэ’Иту. Башни молчали, когда вернувшийся государь велел снять эту блокаду. Башни молчали, когда решался вопрос о назначении магистра в их провинцию. Безмолвие ястребиных лордов, не желающих войны с правителем, но и не рвущихся ему служить, стало обычным делом. Клан, который какое-то время был всесилен, полностью покинул столицу и предоставил её самой себе. Всё было как тысячу лет назад, когда Тель-Маэли были сосредоточены на одной только охране границ и не интересовались политикой. Они слишком легко сдали свои позиции.И молчали. Не молчал только ветер, завывающий среди высоких шпилей и треплющий серые траурные стяги.

Совет Старейшин клана не принимает ни послов, ни вассалов, переложив все дела на хрупкие плечи госпожи Эстель, супруги генерала Тель-Маэля. Сам выбор свидетельствует о желании Ястребов с головой уйти во внутренние дела. Многие удивлены, что Тель-Маэль Астэл, бывший негласным лидером противостоящей Телемару партии лордов, так легко сдался и ушёл в затворничество. Неужели и впрямь настали времена, когда эльфы Кель’Таласа будут молча глотать любые оскорбления, брошенные им в лицо? Неужели Железный Ястреб сложил крылья навсегда?

Ветер треплет траурные стяги всё сильнее и сильнее. Ветер крепчает. И этот ветер доносит с запада запах гари.


#18

Ветер перемен?

Солнце уже клонилось к закату, когда через Врата Пастырей в город въехала карета, украшенная гербами дома Тель-Маэль и сопровождаемая двумя десятками хорошо вооружённых воинов. Процессия проделала свой путь к особняку на Базарной площади, который пустовал с того времени, как столицу покинул советник Астэл. Солдаты споро отодрали от окон доски, а чародеи поснимали магические печати, защищавшие резиденцию представителя клана в столице от мародёров. Из кареты вышли двое: невысокая женщина в тёмно-синем бархате и светловолосый юноша, несколько раз обратившийся к ней как к своей матери. Над домом снова подняли чёрно-синий стяг, свидетельствующий о том, что в городе снова есть тот, кто может и будет говорить от имени клана.

Особняк спешно приводят в порядок, снимают с углов паутину и отпирают давным-давно не знавшие хозяев комнаты, а курьеры носились из особняка во дворец и обратно до самого заката. А путники, проездом бывшие близ Ястребиных Башен, говорят, что с их шпилей сняты траурные флаги, хотя дороги по-прежнему усиленно патрулируются разъездами. Имя голоса клана Тель-Маэль пока официально не названо, но только ленивый не успел обсудить его в кулуарах: никто из старейшин клана не покинул Башни. Их интересы будет представлять Эстелль, невестка двух предыдущих посланников и супруга командующего войсками клана, бывшего генерала Гавэйна. То, что Башни снова повернулись лицом к Дворцу Ярости Солнца, трудно не связать с тревожными новостями с Запада. Орда начинает трещать по швам, и Ястребы решили не молчать в столь тяжёлый и важный для страны час.


#19

Лилия и Ястреб

Жернова истории мелют медленно, но верно. Со времени Совета, на котором голос Тель-Маэлей снова прозвучал под дворцовым сводом, прошло две недели. Две недели полной тишины, которая поглощает мир после того, как затихают раскаты грома. Но когда начинается гроза, после первого удара молнии ждут второго. И дожидаются.

Очередная карета, въехавшая через Врата Пастыря, была непохожа не предыдущую. По обе её стороны ехали всадники с развевающимися по ветру стягами, а эскорт из конных рыцарей был достоин приезда какого-нибудь принца. Подобные почести не самая богатая из семей Востока могла позволить себе лишь в одном случае. Столицу посетил лорд Ястребиных Башен, чего не случалось уже по меньшей мере полторы тысячи лет: главы клана Тель-Маэль предпочитали оставаться на границе со своими воинами. Встречать главу вышла посланница Эстелль, но к моменту, когда он вышел из кареты и скрылся за воротами особняка, зевак, способных его разглядеть, вокруг не нашлось.

Тель-Маэль ждали чего-то. Ждали и молчали. Теперь сделали первый ход, а следом второй. Неужели дождались? Странные нынче времена.


#20

* * *

Полсотни ступеней становились многими тысячами, но Гавэйн Тель-Маэль упрямо шёл по ним, мало-помалу приближаясь к входу в убежище брата. Астэл никого не хотел видеть и отгородился от слуг и родственников чарами, растягивающими эту лестницу до бесконечности. Другие тратили часы, тщетно пытаясь преодолеть её, и возвращались ни с чем. Гавэйну это почему-то удавалось, хоть и не без труда. Должно быть, брат где-то в глубине души ненавидел его меньше, чем прочих. Если у него, конечно, всё ещё была душа.

Двери в башне Астэла не запирались, хотя наложенных на них заклятий бы с лихвой хватило на то, чтобы разорвать на куски всех, кому хватит глупости и упрямства прийти сюда непрошеным. Проходя знакомой дорогой мимо старинных шпалер и потемневших от времени серебряных светильников, Гавэйн считал начерченные на полу и стенах сигилы магических ловушек. На этот раз он насчитал их аж на полдюжины больше, чем в прошлый, и это тревожило. С тех пор, как старший из близнецов удалился от мира, он не показывался на глаза никому, кроме него, однако постоянно усиливаемые меры предосторожности, которые предпринимал колдун, больше походили на подготовку к войне. Гавэйн этого не понимал, хотя сам делал ровно то же самое. Никто, даже сыновья, не понимали, для чего он гоняет своих лучников до седьмого пота, лично инспектирует гарнизоны у отрогов гор и держит воинов в постоянной готовности. Войны на горизонте не было, Шпиль Ярости Солнца, похоже, потерял к отвернувшимся от регента вассалам всякий интерес, лесные тролли — и те притихли, однако неясная тревога, скребущая душу кошачьими лапками, заставляла кавалерийского генерала спать в доспехах и всегда быть наготове. Для чего? Этого он не мог объяснить даже себе.

Жалобно скрипнула дверь Зала Призыва, и в лицо генералу пахнуло тленом и увядшими лилиями. Гавэйн не ошибся: Астэл был здесь, в глубоком кресле и с толстенным томом на коленях. Книжный переплёт обветшал от времени, а вот что за считанные годы превратило в глубокого старика брата, можно было только гадать. Рядом с плечистым, могучим братом колдун казался сморщенным грибом. Седина уже глубоко забралась в его редеющие волосы, а лоб был иссечён морщинами. Казалось, что между близнецами пролегло несколько веков.

– Ты пришёл из-за письма? – спросил Астэл, не поднимая глаз от расчерченных в книге колдовских кругов. – Мне не интересно.

– С каких пор? – ухмыльнулся Гавэйн, опускаясь в кресло напротив. Рассохшаяся древесина жалобно скрипнула под его могучим весом. – Я думал, что чужие письма всегда были твоей страстью. Ты уже знаешь, что внутри?

– Нелепая попытка вернуть позапрошлогодний снег. Ты-то, надеюсь, хотя бы не веришь в стенания о великом наследии благородных семей?

Генерал промедлил несколько секунд, прежде чем ответить.

– Кто, если не ты, внушил в своё время мне и моим сыновьям эти мысли?

– А вы только рады развесить уши, – сверкнул глазами колдун, коротко глянув на брата, и снова зарылся в свой гримуар. От этого взгляда Гавэйну стало не по себе. Нет, к тому, как Астэл умел смотреть так, что хотелось убежать, он привык давным-давно. Просто в нём что-то изменилось, и сильно. В нём оставалось слишком мало живого, но становилось всё больше демонического пламени.

– Исриван поручил мне говорить с Ораной Сан’Аи. И я буду с ней говорить. Больше того, если она готова драться, я встану рядом с ней.

– Драться? Ради чего? – Астэл скривился, как будто у него болел зуб. – Мы не нужны регенту, и он прав. Мы с тобой не заметили, когда змеи и ястребы породили жаб и куриц. Нынешние лорды годятся лишь для того, чтобы попивать винишко на своих виллах. Для дела, даже самого ничтожного, они не годятся. Туда им и дорога. Терон ставит на сыновей горшечников и стеклодувов, и он прав.

– И давно в твоём теле живёт демон, сожравший твой разум? – Гавэйн попытался улыбнуться, вышло неубедительно.

– Достаточно. Наверное, он уже был там, когда я впервые переступил дворцовый порог.

– Так значит, это и есть твой совет? Продолжать сидеть здесь и, подобно тебе, рассыпаться в прах?

– У тебя идеи лучше?

Идей лучше у Гавэйна не было, но обречённость брата казалась неестественной, как и согнувшая его пополам старость. То, что Астэл врёт, врёт от первого до последнего слова, он понял, случайно глянув на книгу. Страница, которую он якобы читал последнюю минуту, содержала только заглавие очередного раздела. Об астрологии, в которую Астэл не верил и которую презирал. Значит, он всё же говорит с ним, вот только как понять, что он пытается сказать? Брат давно нечестен со всеми, включая самого себя.

– Я приму её в большом зале. Ты, надеюсь, ещё не забыл, где в замке тайные ходы и из-за каких портретов можно подсмотреть, а из-за каких – подслушать?

– Я уже сказал, что мне не интересно.

– Ты лжёшь.

– Возможно.

Они обменялись долгими прямыми взглядами. Да, брат заигрался со своим чернокнижием, его надо спасать, а если поздно – то убить, но такого пустого и дикого взгляда он не вынесет. Гавэйн первый отвёл глаза, осматривая помещение. Как и всегда, дальние углы Зала Призыва были заняты сваленными в кучу свитками, пыльными книгами и шкатулками, каждая из которых наверняка была полна всяческих ужасов. Расчерченный в центре круг выглядел совсем свежим, как и копоть, грязными полосами размазанная по потолку и стенам. Неудивительно, что к царящим здесь запахам примешивался запах серы.

– Вина ты тут, конечно, не держишь, – невпопад брякнул генерал, стараясь отвлечь себя от дурных мыслей.

– Кончилось. Месяца три назад, наверное.

– А что же ты пьёшь?

В ответ Астэл молчал.

– Ты вообще пьёшь? Ешь? Или хотя бы спишь?

– Ты пришёл не затем, чтобы вести светские беседы или интересоваться моим здоровьем.

– Нет. Но оно меня пугает. Скажи хотя бы, когда поймёшь, что ты уже не ты, и что тебя пора останавливать.

– Ты меня не убьёшь. Даже если будешь очень пытаться. Я тебя размажу по стенам одним пальцем.

– В это не веришь даже ты сам.

Гавэйн снова повернулся к брату, но его взгляд нашёл только пустое кресло. Астэл исчез, как обычно, не попрощавшись и не сказав того, что хотел. Какое-то время генерал рассматривал брошенную им книгу, по-прежнему открытой на странице с витиеватыми литерами, складывающимися в слово «Астрология». Потом поднял, отряхнул обложку от пыли и аккуратно положил в кресло, улыбнувшись чему-то.

До встречи с Ораной Сан’Аи оставалось два дня.