Daenessa Aire


#1

Музыкальная тема. [spoiler] https://www.youtube.com/watch?v=avVi4rdjUXk [/spoiler]

JXnR.jpg

Кельдорай, 109 лет.

 

Даэнесса Айрэ.

[spoiler]

Родилась в дворянской семье не высокого статуса, примерно за 79 лет до открытия Портала. Род Айрэ не был на высоких постах и чинах, и причиной тому была чрезмерная тяга к справедливости, честности, приправленные гордостью и наивностью. Как известно, подобные не  добиваются высоких успехов в Королевстве, однако, в неких кругах имеют свою ценность.

Род  Айрэ  не отличался плодовитостью, поэтому численность его всегда оставалась не большой. Корнями уходит к низшим приближенным Азшары. Вместе со своими собратьями Белые Сердца прибыли на Восточный материк, участвовали в возведении КельТаласа и его обустройстве. Сыновья рода служили в различных орденах и ведомствах, но особых заслуг для семейства так и не добились.

Герб семьи – темно-синий феникс на светло-голубом фоне разделенный полосой пустоты. Возможно, где-то в старых тайных подвалах с семейными рукописями и сохранилось его значение, а возможно кто-то из очень давних знакомых семей сможет пролить каплю света, как бы там ни было, Даэ не сможет пояснить его значение. 

JXnz.jpg[/spoiler]

 Родители.

[spoiler]

_Отец – Аэремар (_Aeremar) Айрэ (Aire, Белое Сердце). 

Мать –  Сэхнайя  ( SehnaeАйрэ , до замужества  Рулаэ  ( Rulae , Весенняя ночь).

Мать Даэ была обделена здоровьем еще с рождения. Эльфийка, вопреки всем прогнозам врачей и целителей, чудом смогла выносить и родить единственную дочь. Сэхнайя всегда чрезмерно опекала Даэ, стараясь всячески ее ограждать от внешнего мира. Аэремар продолжал традицию семьи – служил в рядах Дальностранствующих. Но из-за особенностей характера Аэремар очень часто упускал свой шанс продвинуться по карьерной лестнице. Отец мечтал о том, что дочь пойдет по его стопам и был уверен, что именно Даэ сможет прославить невзрачное имя своей семьи, поэтому зачастую был к ней слишком строг. [/spoiler]

 

 О семье, в общих чертах, и о Даэ в частности.

[spoiler] 

В свое время, как и полагалось, Даэ проходила, обучение в Академии Фалтриена, без особых проблем получив основу магических знаний. Не лишним будет упомянуть, что род Aire отличался своей патологической магической бездарностью. Родившимся в этой семье были доступны только простые заклинания. А когда в семье рождался отпрыск с магическими наклонностями, то он не доживал и до двух сотен от роду. Ходило предание, что на семействе лежит проклятие, однако, доказательств то ли не было найдено, то ли по каким-то причинам они были сокрыты. Времена шли, и новые поколения не спешили предавать значение старым россказням, и все предпочитали идти тропами военных ремесел.

Даэ по наставлениям отца прошла курс подготовки следопытов. У главы семейства были не самые лояльные взгляды на политику властей, а причина этому – наследственно сложный характер. По рекомендации власть имущих семейство было отправлено в сторожку КельЛитиен. Там и обосновалось последнее поколение рода  Айрэ.

Аэремар продолжал службу в рядах Дальностранствующих, попутно обучая дочь премудростям дела следопытов, и просто помогал оттачивать навыки. Сэхнайя погрузилась в свои излюбленные занятия – алхимию и сбор трав. [/spoiler]

 

 У всех есть трагедия…

[spoiler] 

Всем известна печальная участь сторожки КельЛитиен, которую погубил таинственный артефакт, обративший всех ее обитателей в Презренных. Выжить после массового помешательства удалось единицам, среди которых волею случая оказалась и Даэ.

Потеря горячо любимых родителей нанесла сильную травму Даэ. Когда душевные муки утихли, она отправилась в одинокое путешествие из Восточной части Лордерона во Внутренние земли, где стоит еще один оплот представителей кельдорай – сторожка КельДанил. (Восточные Чумные – Западные Чумные – Тирисфальские Леса – Серебряный Бор – Предгорья Хилсбрада – перевал у Заоблачного Пика – сторожка) (Как раз перед началом вспышки Чумы в этих землях)

Внутренние земли не так тепло, как хотелось бы, встретили эльфийку. В рядах Странников она несет службу рядового, защищая земли от троллей, заблудших орков и представителей местной фауны, самые проблемные из которых – дикие совухи. Из-за тесного сотрудничества с дворфами Громового Молота, Даэ проникается симпатией к полуросликам. Она обучается у них стрельбе из огнестрельного оружия, пополняет оставленный матерью запас знаний по алхимии и травничеству, а так же раскрывает для себя секреты езды на грифонах и ухода за ними.

Постепенно сторожка начала приходить в упадок, некоторые собрали отряды и все же покинули свой пост, причем толком никто не мог объяснить, куда и зачем они собирались. Еще часть эльфов настигла судьба КельЛитиен, и они обратились в презренных. А тем, кто смог удержать тело и разум в порядке дворфы помогали, как могли.

Даэ смогла избежать участи презренных, но какой ценой. Патрулируя подконтрольные территории, она и несколько ее соратников попадают в плен к троллям из племени Амани. Одним только Лоа было известно, с какой именно целью тролли держали пленников так долго, чем опаивали их и какие ритуалы проводили. Но почти два года оставили в памяти Даэ только туманные воспоминания, кошмарами во снах, а так же унесли с собой половину ее прошлой жизни. Эльфийка потеряла возможность нормально видеть при дневном свете, так как держали ее в темных подвалах, глаза приобрели светобоязнь. Даэ больше не помнила своих родных земель, отца и мать, даже имя свое не могла назвать. Оставались знания на уровне рефлексов, мышечной памяти.

И все же высшие силы и провидение вместе взятые послали спасителя для Даэ. Под покровом одной из ночей ее освободил эльф-отшельник Гертаниэль. Тролли лишились в ту ночь не только своей последней живой пленницы, но и нескольких часовых.

Сознание закрыло от Даэ перенесенный ужас, и она научилась жить по новому, под чутким руководством Гертаниэля. Он заново воссоздал Даэ, собрал ее по крупинкам и остаткам, конечно не забыв добавить чуточку своего, а так как эльфийка даже имени не смогла назвать, то он придумал ей новое - Дей.

После беды в сторожке восточных земель у Даэ оставалось не много вещей, которые напоминали бы ей о прошлых днях. А во Внутренних землях и вовсе все было утеряно, так как большинство кельдорай рассыпалось по материку, да и кому было нужно вести точный официальный учет в такой глуши?

Возродившись телом и духом, Дей решила - что не хочет искать ответы на тысячи вопросов из ее головы о прошлом, она не признавалась себе, но в глубине знала – она просто боится ответов на них. Она решила, что вместо скорби о прошлом, она будет строить свое будущее рядом с Гертаниэлем.

Гертаниэль – эльф довольно приличного возраста, на несколько сотен старше Дей, с уже сложившимися взглядами на мир, отрекшийся от участия в жизни этого мира. Раньше Гертаниэль отдавался своему делу полностью, погружаясь в свою работу, однако такая крайность вышла ему боком. Гертаниэль получил в награду за свои труды неизлечимую болезнь, которая разрушала его изнутри. Он пережил много предательств и войн, и разочаровался почти во всем и всех, кроме природы, с которой и решил остаться доживать свой век. Когда судьба послала ему Дей, конечно, он был безмерно счастлив, но сразу понимал, что рано или поздно ему придется вывести эльфийку в большой мир. [/spoiler]

 

Комментарий от автора. [spoiler] Это общая информация об одном из первых и любимых персонажей. Позднее планирую дополнять новыми подробностями. [/spoiler]


#2

Кель’дорай. Не кВВВВВВВВВель. 

P.s.: текст не читабелен из-за шрифтов и выравнивания. Пожалуйста, приведите в порядок что ли.  :wacko:
 

P.s.s.: почему бы не перевести (хотя бы транслитом) на русский? (up!: ого, оказывается перевод есть, но через раз)


#3

Со шрифтами разобралась все же.


#4

Итог воспаленной фантазии - первая попытка сотворить собственного персонажа.

Совпадение имени этого персонажа не значит, что ранее я описывала его же, просто это имя мне нравится.
Музыкальная тема под спойлером.
[spoiler] YouTube [/spoiler]

 

 

***

Огонь. Кругом только огонь. Одна из палаток рухнула, обнажив маленькую колыбельную посреди. Он почувствовал жизнь. Да, так и было – в колыбели лежала маленькая син’дорейка, а рядом на полу валялся распластанный полуобгоревший эльф, который не успел спастись сам и не смог защитить малютку. Он прошел сквозь горящую стену огня, которая расступилась, пропуская его как своего господина. Малышка не издавала никаких звуков – «Уже надышалась» - пронеслось у него в голове. Картины из прошлого вновь возникли перед ним: огромный пожар, крики и стоны, паника и страх, все окутано дымом и лишь одинокая фигура на окраине деревни… Он тряхнул головой отгоняя прошлое, где-то позади всколыхнулось пламя, вторя его движению головы. Он подошел к колыбельной, секунду задержав взгляд на молочно-белой почти прозрачной коже младенца, после чего осторожно взял ее на руки и пошел прочь от места погибели. За ним оставался хаос, который состоял из испепеленных домов, разрушенных судеб, рек крови и слез, и только огонь мерно колыхался на остатках зданий – казалось, он не разрушал их, а нежно ласкал…

 Герберт. Фамилии он не помнил, да и имя выбрал себе сам. Когда он смог после смерти снова осознавать себя самостоятельно, то тут же пустился в бега – подальше от всего, что могло напомнить о том, кем он был на самом деле. Поселился он в одной из заброшенных ферм, в Тирисфальских лесах. Все свободное время он изучал магию, запрещенную магию, обращаться с которой не многие решались – чернокнижник, изучающий магию разрушения…

***

Наконец Герберт добрался с маленьким свертком в руках до его лачуги, и уже совершенно точно осознавал что он будет с крохой. В голове снова возникли те страшные сцены из прошлого…Если бы у него были глаза, то в них можно было бы увидеть ужас, который доставал до самого его нутра. Но у него не было глаз, только зияющие черные дыры… 

***

За дверьми послышались шаркающие тихие шаги. Эльфийка насторожилась, кругом одна темнота. Шаги затихли прямо возле двери, послышался шорох. Дверь отворилась, и в комнату пробился тусклый свет свечи. Девушка встала навстречу Ему.

  • Здравствуй Дей, - полурычащий гортанный голос как будто разрезал мрак.
  • Здравствуй Герберт, - еле слышно ответила эльфийка.
  • Пора заниматься, - мрачный голос объявил очередной приговор, а девушка тихонько всхлипнула.
  • Может, не… не нужно? – обреченно-молящим тоном спросила она, и упала на колени прямо посреди темной комнаты.
  • Нужно! – и мрак снова разорвался от полурыка. Герберт зашел в комнату, и закрыл за собой дверь. Из глаз Дей немыми ручьями текли потоки соленой жидкости. Герберт потушил свечу, и встал в углу комнаты. Дей принялась чертить ненавистный рунический круг, Герберт внимательно следил за ней. Когда она закончила, то встала посреди круга. Герберт небрежно шепнул заклинание, и вокруг девушки вырисовывая тончайшим лиловым светом руну на полу, разлились потоки энергии. Дей вскрикнула и вышла из сознания – она переместилась в мир иллюзии, там Герберт учил ее быть сильной и владеть магией. Она боролась с разными порождениями его фантазий…он еще ни разу не повторился. Герберт надеялся, что сможет обучить девушку своему искусству чернокнижника, но оказалось что у нее врожденный дар к навыкам жрицы. Тогда мужчина развил ее темную сторону, но сделал он это по особенному, что смог сохранить ее хрупкую, мирную душу. Жрица принимала Облик Тени по своему желанию, так она обычно пыталась спрятаться от занятий, но это было бесполезно – Герберт видел все.
    Герберт не пускал Дей дальше его клочка земли, так он ограждал ее от внешнего мира. Однажды, эльфийка пыталась выйти за пределы фермы, на которой они жили, но Его тени схватили ее, и проучили, даже без ведома хозяина. Тогда, девушка поняла, что она попросту игрушка в руках мастера. Дей не рассказала ему про это. Что касалось обучения – он был жесток и беспощаден, но в остальном он прилежно заботился о своей ученице. 

***

Прошло время. Дей выросла в юную девушку. Она не видела света. Дело в том, что у Герберта не было глаз, поэтому ему не нужен был свет – он все и так прекрасно видел. Из эгоистических соображений считал, что и Дей может видеть без света. Из-за этого у девушки развилось зрение в темноте, да она видела не идеально, но все же получше обычных эльфов. 

 

***

  - Дей! – проревел он, - Я не хочу тебя больше видеть! – его нутро рвалось на части от воспоминаний тяготивших его разум. Он прекрасно понимал, что не сможет держать ее вечно возле себя. Пересилив нахлынувшую волну ярости и безумства, он схватил эльфийку за шиворот и поволок к выходу. Распахнув дверь, он вышвырнул ее из дома. Последний раз, направив на нее свои пустые глазницы, едва сдерживая порывы внутри, он захлопнул дверь перед ней. Вернувшись в дом, Герберт в приступе ярости начал ломать все, что попадалось под руки: стулья, чашки, книги, свитки, подсвечники – все летело по углам, а Тьма покорительно поглощала обломки предметов. Только крики ярости и боли отдавались эхом на весь дом. Наконец успокоившись, Герберт подошел к заколоченному окну, и оторвал кусок дряхлой древесины, чтобы открыть маленький просвет и взглянуть на нее. Дей сидела на траве, все еще пребывая в шоковом оцепенении, а рядом с ней тычась носом в лицо, стоял подаренный им самим, в порыве слабости, волк в броне. 
 

***

Дей не могла никак успокоиться, полностью в смятении она бросилась к двери,ведь понятия не имела что ей делать, но наложенные на дом чары только обдали ее порцией боли. Дей рухнула на землю…Так она свободна? Волк стал облизывать ее лицо, и жалобно поскуливать глядя на дом.
Наконец внутри эхом отдалось незнакомое чувство свободы. Последний раз окинув дом взглядом, Дей спряталась в Облик Тьмы. Она не знала куда ей идти, что делать… оседлав волка, просто понеслась прочь. Внутри зияла страшная дыра, вызванная новым и неизвестным чувством - она теперь больше не игрушка, теперь она сама сможет делать все что угодно, вот только что? Эльфийка смотрела перед собой невидящим взглядом, погруженная в свои мысли, она ехала все дальше и дальше.
Смятение и неуверенность наполняли сердце Дей. Но она смотрела только вперед. В ее голове роились тысячи вопросов… Но она не знала ответов на них, поэтому просто продолжала брести по лесу, ведя за поводья ее единственное любимое существо – волка Крага. Кругом были темные деревья и пахло мертвечиной. Спустя день Дей уже не замечала этого запаха, она убивала слабых животных – ей нужно было есть, и кормить волка. Разводить костра она не умела, поэтому ела сырое мясо. Поначалу организм отказывался принимать такую помощь, но спустя пару дней ему уже ничего не оставалось – ведь он хотел жить… Зато, казалось волк начал сильнее любить эльфийку, увидев, что ест то же, что и он. 
 

***

 Девушка была напряжена до предела, по ее лицу катились капли пота. Взгляд пытался уловить что-то невидимое перед собой – но было видно, что как только она находила это глазами, то тут же теряла фокусировку, и поэтому ее зрачки в хаотичном порядке метались. Каждая мышца дрожала, напряжение было настолько огромным, что казалось если подойти к ней ближе, то тебя точно отшвырнет, обдав волной энергии. На вытянутых над человеком ладонях бился еле-еле заметный свет, казалось, будто он пытается выжить, но что-то явно не дает ему раскрыть всю свою мощь в руках девушки. Неподалеку, к дереву был привязан волк в броне, шерсть вся свалялась и глаза его стали желтыми, а доспехи стали на нем болтаться. 
Спустя еще секунду такого напряжения и девушка с шумным выдохом повалилась на землю:

  • Я не могу! – еле выдавила из себя Дей.
  • Нет, ты можешь! Он умрет, если ты не сделаешь этого! – суровый мужской голос раздался молотом по наковальне в голове девушки.
  • Но я не умею! – девушка попыталась подняться.
  • Умеешь! Черт подери ты же жрица! Тебе нужно только поверить в то, что он выживет и Свет сделает все сам! – голос эльфа уже пошел на срыв.
  • Но я не верю! Он не может выжить с такими ранениями! – девушка разразилась рыданиями, все еще лежа на земле. Мужчина подошел к ней, и грубо схватив за плечи, потряс:
  • Ты исцелишь его! Иначе я выпотрошу твои кишки прямо тут и сейчас! – прокричал он эльфийке прямо в лицо, после чего он снова усадил ее возле раненного, находящегося на смертном одре и даже сам поднял ей руки. Волк нервно заскулил, смотря на хозяйку и пытаясь вырваться с привязи, однако, цепь была крепка.
    Девушка большим усилием удержалась в приданном ей положении и снова начала шептать знакомые слова, которые выучила у Фреда, который теперь лежал перед ней и истекал кровью. На кончиках пальцев снова засветился слабый свет. Лицо девушки исказила гримаса боли, как будто ей самой пробили легкое и она начала задыхаться. Ранения не было, но сквозь рубашку девушки начала сочиться кровь. В это время мужчина склонившись над другом, держал его голову и поливал губы водой из бурдюка:
  • Давай, Фрэд. Я знаю ты сильный парень! Сейчас тебе станет легче, а когда ты совсем поправишься мы снова пойдем балагурить и даже вместе отблагодарим эту сучку за твое спасение, - нервно нашептывал Крайс другу. Дей не смогла выдержать боли и схватилась за место, откуда сочилась кровь, округу разорвал истерический женский визг. Ей снова не удалось закончить заклинание. Голова раненного в конец обмякла на руках эльфа, который издал дикий крик, во все горло, подняв голову к небу. Осторожно опустив голову товарища на землю, он поднялся и подошел к Дей, и схватив ее за волосы своими одичавшими глазами смотрел прямо в глаза девушки.
  • Мразь! – гаркнул эльф, после чего отшвырнул ее на землю, - Ты должна была его спасти! – с этими словами он ударил девушку, лежавшую на земле, прямо в живот, своим сапогом. Дей после удара харкнула кровью, сил теперь не хватало даже на то чтобы пошевелить руками. Крайс снова подошел к ней и, перевернув на спину, влепил ей звонкую пощечину. Голова девушки неестественно повалилась на бок.
  • Я не буду тебя убивать. Я буду милосердным, ведь именно таким должен быть настоящий жрец, а? – мужчина отошел от нее, и закурил, - Я оставлю тебе жизнь, как мой брат оставил ее тебе. Но ты будешь гнить заживо, в этом паршивом мире. Ты будешь влачить свое жалкое существование, но будешь помнить. Будешь каждый день помнить о том, что ты виновата в смерти Фрэда! О том, что он умер, оставив жизнь тебе! – выпустив дым, он указал на мертвого товарища, - Ты будешь знать, что могла спасти его, но не спасла. И пусть тебя это гложет каждую секунду твоего существования, - Крайс смотрел на девушку безумными глазами, а на его лице была издевательская насмешка. Дей лишь смотрела перед собой невидящим взглядом и лежала на спине. Закончив курить, мужчина подошел к ней и, схватив за волосы, потащил в лес, к густым деревьям. Волк, который все это время лежал, поджав уши и жалобно скулил, встрепенулся и начал рычать и отчаянно рваться с цепи.
  • Но для начала, ты, чтобы начать искупать свою вину, поможешь мне похоронить моего друга, - его глаза все еще блестели безумием. Дей даже не пыталась вырваться, казалось, что ей уже все равно, что будет дальше. Перед ее глазами мелькали лишь образы из ее жизни – лицо Герберта, его пустые глазницы… Она вспоминала, как он читал ей лекции. Она помнила каждую интонацию его голоса, все его жесты. Ее взгляд задел Крага, и эльфийка невольно улыбнулась, вспоминая, то как Герберт принес ей волчонка. Спустя мгновение она выпала из сознания.

***

Очнувшись, Дей села. Оглядевшись, она увидела перед собой следующую картину: мужчина в охотничьем камзоле, сидевший  рядом с трупом Фрэда. Голова его была опущена, и болталась почти на уровне колен, в руках у него была бутылка, уже почти пустая. Неподалеку была воткнута в землю лопата, а откуда-то из-за густых деревьев доносилось волчье скуление. Дей попыталась незаметно прокрасться в сторону звуков Крага, но только она попыталась встать как ее тело пронзила жуткая боль и она, не успев зажать рот рукой вскрикнула. Адреналин забегал по ее венам, а волк нервно залаял. Мужчина обернулся, его глаза были налиты кровью и опухли.

  • Аааа! Очнулась дрянь? – он встал, и нетрезвой походкой направился к девушке. Тот факт, что он был сильно пьян, не помешал ему схватить Дей за шею и одним рывком послать к лопате. Девушка приземлилась на колени, прямо перед черенком, торчащим из земли, и тут же схватилась за голову – перед глазами все плыло. Из-за деревьев были слышны звуки волочения цепи, Краг явно хотел к хозяйке.
    Крайс отпил из бутылки и, заплетаясь в словах, произнес:
  • Ты выкопаешь Фрэду просторную могилу, прямо тут, - он ткнул пальцем под одно из ближайших деревьев, - И не пытайся убежать, - эльф погладил ружье за плечом. Дей сначала хотела возразить, но увидев свирепый взгляд, передумала и, преодолевая дикую боль, опираясь на лопату, поднялась. Нервные поскуливания волка все еще доносились из-за деревьев, как и звуки волочащейся по земле цепи.

***

Могила была наполовину готова. Руки Дей были в грязи и саднили от заноз, но деваться ей было некуда. Она не знала, сколько времени уже прошло, однако мужчина за все это время ни разу не спустил с нее глаз, он даже периодически отпускал грязные шуточки в ее сторону. А Краг, видимо измотавшись – перестал скулить.

***

На лес начали опускаться сумерки.

  • Давай живей копай, я не собираюсь сидеть тут еще и всю ночь! К тому же у меня есть еще одно дело для тебя, - нахальная усмешка прокатилась по его лицу. Крайс допивал третью бутылку. Мысли девушки тут же выдали вариант того самого дела, которое было у этого мужлана на уме. Дей не хотела такого развития событий, и она принялась бешено гнать мысли в голове, в поисках выхода из этой западни. Могила была уже почти готова, осталось только выровнять стенки, как вдруг среди опустившейся Тьмы, среди густых деревьев эльфийка увидела очертания ее питомца. Глаза Крага ярко горели в темноте, и позабыв о том, что Крайс не мог видеть дальше, чем освещал его факел – эльфийка начала подавать волку знаки, чтобы тот убирался прочь. Но зверь не желал исполнять ее волю, видимо он слишком долго осознавал, что хозяйка страдает.
  • Эй! Что ты там разглядываешь? – нервно спросил Крайс, вглядываясь по направлению взгляда Дей, конечно же, он ничего там не увидел, и решил на всякий случай проверить. Эльф направился в чащу деревьев, выставляя впереди себя факел. Внезапно, эльфийка обернулась на истошные вопли мужчины, выбравшись из ямы, она поспешила на звуки. Перед ней открылась странная картина – эльф лежал на земле, сверху огромными лапами его драл ездовой волк, вдобавок ко всему на животе эльфа зияла огромная рана от шипов со шлема Крага. Волк остервенело рычал. Увидев это, Дей закрыла рот руками, чтобы не закричать. Наблюдав это зрелище несколько секунд, девушка все-таки смогла, пересилив себя, скомандовать волку отбой. Краг, услышав голос хозяйки, тут же набросился на нее и принялся облизывать ее лицо, попутно чуть не ранив ее своим доспехом. Дей усмирила волка, и заставила лежать возле дерева, ожидая ее. От осознания произошедшего, у девушки из глаз потекли реки слез. Она не знала радоваться ей, или горевать. Да, конечно, хорошо что теперь она свободна от взрывного характера Крайса, однако, рядом больше не было близких… Фред мертв. Крайс мертв. И все из-за нее. 

***

Закончив засыпать могилу землей, Дей нашла ветки, и связав их веревкой, сделала из них крест. Воткнув его в изголовье братьев, жрица опустилась на колени и вновь попыталась прочесть молитву, которой учил ее Фред. Напрасно… Едва живой свет, только забрезжив на кончиках пальцев девушки, тут же исчез.


#5

[spr=‘Музыкальная тема.’]https://www.youtube.com/watch?v=YenwcI-Z1EU[/spr]

[imgwrap=‘center’]http://i.piccy.info/i9/f7bd2253030fd9cc64ccbf6826d7bcc3/1508009957/214318/1187631/Bez_ymeny_2.jpg[/imgwrap]

Ночная эльфийка, 122 года.

 

Нимали Глубокая Тень.

[spoiler]

«Лес. Густой…зеленый…мокрый. Дождь. Скользкая трава под лапами, гул ветра в ушах. Дыхание почти на исходе, только бы добежать до места… Пульс бьет по венам с неистовой силой. Дерево, толчок – кувырок, зацепилась за ветку. Одна, другая, третья…,а вот и оно. Дупло - просторное и сухое. Маленькие птенцы большой рогатой совы тут же защебетали, матери пока не видно. Ничего, они мои давние знакомые и единственные кто никогда не укорял и не попрекал меня тем, что я – есть. А вот вернулась и мать, снова удивлена меня тут видеть. Мурлыкну ей в приветствие. Довольно курлыкнула в ответ, значит, я могу тут остаться.»

        Нимали никак не могла отдышаться, пульс уже успокоился, а вот сердце все еще бешено колотилось. В голове только один вопрос:  Неужели я смогла?!

«Я так долго ждала этого дня. Сегодня Медвежья Лапа наконец-то научил меня походной форме. Глупый старик! Он все пророчил, что я никогда не стану полноценным друидом – если начну учить сразу все четыре основные формы. А я все упрямилась, и вот! Я – полноценный друид. Ну или почти… Взять себя в руки! Я все правильно сделала. Вот доберусь до Круга Кенария, там и научусь всем остальным заклинаниям. А пока мне хватит пары целебных и возможности перекидываться. Уж в Круге-то точно будут приветливые наставники, а не то что этот вечно угрюмый Медведь!»

Сова - мама выпорхнула из дупла. Опять полетела за мышами для проглотов. Какие они все же милые! – подумала Глубокая Тень.

Кошка подставила передние лапы под голову, и прилегла, с умиротворением смотря на уже успевших уснуть птенцов. Еще немного и она тоже погрузилась в глубокую дрему. Уже смеркалось, и на небо всходила Великая и Могущественная Элуна. Повсюду зажигая за собой мириады огней надежды, которые ярко сверкали, даря надежду всем, кто обращал к ним свой взор. Это была первая ночь Нимали на свободе, в глубокой тени леса, там, где ее не смогли отыскать даже Часовые.

Нимали проснулась от жуткого треска. Высунув морду из дупла, она посмотрела на источник шума. Им оказался медведь, который чесал свою спину о кору дерева. Эльфийка, а точнее эльфийка в облике кошки, лениво потянулась, и принялась вылезать из дупла. Солнце перевалило уже за полдень, после обильного ночного ливня, все растения до сих пор светились остатками капель. Тихо и умиротворенно. Ей больше ничто не угрожало, Часовые уже обыскали этот край леса, но так и не смогли найти кошку в дупле. Нимали мысленно улыбнулась, подумав, что верно крайне нелепо смотрится кошка в дупле. Но тут уж ничего не поделаешь, это был ее единственный шанс на спасение… Спасение из ее безразличного мира, где даже собственная мать не находит времени чтобы улыбнуться дочери за букет цветов, который та так долго и тщательно собирала… Спасение из ее слишком сурового мира, где каждый день твой наставник говорит, что ты не сможешь ничего добиться… Спасение из мира одиночества.__[/spoiler]